Сергей Пчелинцев


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Mys-11036276946sila3.jpg Народные герои одобряют эту статью
Поэтому рекомендуют продолжать текст в том же духе
Сергей Пчелинцев с женой и тремя детьми. Фото "Комсомольской Правды"
Лекция Сергея Пчелинцева о ювенальной юстиции
в лагере гражданских активистов "Волга-Урал",
август 2012

Сергей Пчелинцев (род. 9 сентября 1980) — нижегородский гражданский активист и правозащитник. Специализация — стихийные бедствия и ювенальная юстиция.

Выделяется из основного корпуса нижегородских правозащитников тем, что много путешествует как ликвидатор стихийных бедствий.

Воглавляет областную общественную организацию "Движение в защиту детства", проживает в Дзержинске.

В СМИ

2010 г. Левый активист Сергей Пчелинцев, у которого отбирают детей, призывает общественность не верить властям

Источник: Институт «Коллективное действие»

Мы публикуем обращение левого активиста Сергея Пчелинцева (на фото с женой и детьми). Напомним, у него и его жены Лидии Бузановой органы опеки города Дзержинска Нижегородской области пытаются отобрать 3 маленьких детей, включая грудного ребенка. "Я вынужден написать это письмо, так как на мою семью в последнее время вылили очень много грязи. Нас представили как каких-то опустившихся отморозков. В ряде областных СМИ прошла информация о моей семье в негативном виде. Я заявляю, что то, что показывают некторые СМИ и говорят чиновники, не соответствует действительности.

Я являюсь активистом с активной гражданской позицией и подвергаюсь, соответственно, как "неудобный" человек давлению. Недавно мне был нанесен "удар" в связи с провокацией центра "Э" по медалям. Теперь же власти ударили по семье.

Официально утверждается, что у меня трудное материальное положение, что дети брошены, что я бью жену, пью и т.д. Что дети забиты и грязные. Это не соответствует действительности. Под угрозой лишения родительских прав меня заставили написать заявление о помещении детей в Дом ребенка. Естественно, при таких "уговорах" и в состоянии шока от того, что детей можно лишится вообще, мне пришлось "добровольно-принудительно" написать эти заявления. Решил, что сопротивляться при отъеме силой нецелесообразно, что это еще более усугубит положение. Я посылаю фотографии наших детей и пусть покажут, где они забиты или грязные. Прошу не верить словам властей и связыватся по всем вопросам со мной."

А вот что Сергей Пчелинцев пишет в своем ЖЖ:

12 февраля 2010 г. Время около 17 ч. Без предупреждения в нашу комнату вошли люди в форме, около 7 человек. С ними было Дзержинское телевидение. Без предъявления каких-либо удостоверяющих документов, без предъявления судебного решения начался отбор детей. На мое неоднократное требование предъявить какие либо документы мне отвечали отказом, продолжая насильно забирать детей, невзирая на их крики, мольбы и слезы. Сотрудники милиции поставили в известность меня, что, если я сейчас добровольно не передам им детей, то они начнут процедуру лишения родительских прав.

Соответственно, под таким давлением и перед подобным выбором мы были вынуждены согласиться. Тем более, что состояние было шоковое.

Собрав детей, я был вынужден отвезти их в детскую городскую больницу № 8, где сотрудники милиции передали моих детей на руки врачам. Никаких бумаг, актов или других документов в тот момент не подписывали. В больнице нам сказали, что мы с согласия заведующего отделения можем посетить наших детей. Но, как выяснилось позднее, это было невозможно.

Когда мы в понедельник пришли в отдел по делам несовершеннолетних, нам предложили написать объяснение о нашей ситуации. Такое объяснение мы дали. У нас сотрудники ОДН забрали свидетельства о рождении на всех детей и выдали копии. Мы, конечно, считаем это незаконным. Так как оригиналы нам необходимы для оформления социальных пособий. После этого моя гражданская жена Бузанова Лидия поехала в опорный пункт милиции для собеседования. А я, отец, Пчелинцев Сергей Александрович, поехал в детскую больницу, чтобы повидать свои детей. Когда я приехал в больницу, мне заведующая отделением в категоричной форме отказала в свидании с детьми.

На вопрос о мотивации этого, ответила, что ей нужно разрешение от органов опеки. Сам я юридически неграмотен и поэтому не мог судить о законности её требований.

Я направился в органы опеки к Цибиной Ольге Лазаревне. Когда я к ней пришел и вступил с ней в разговор, оказалось, что органы опеки якобы даже не в курсе происходящего беспредела (противоправного изьятия детей). Цибина утверждает, что никого из их сотрудников на данном инциденте не было. Когда я потребовал пояснить ситуацию по поводу свидания с детьми в больнице, Цибина ответила, что это не в компетенции органов опеки, и что решать вопрос надо непосредственно с заведущей. Получается патовая ситуация.

Далее она стала говорить про сложную ситуацию, сложившуюся в нашей семье, про трудности в финансовом плане и с работой. И в конце предложила мне написать заявление на помещение младшей дочери в приют. Естественно, подобное заявление писать я отказался, и привел пример того, что у нас была подобная ситуация со средней дочкой, Пчелинцевой Анной (2007 г.р.), когда она в феврале 2009 г. оказалась в доме ребенка, и забрать её оттуда до сих пор не имеем возможности. Тем не менее, Цибина поставила меня перед фактом: что или я пишу сам заявление на передачу ребенка в «Дом малютки», или они незамедлительно начинают процедуру лишения родительских прав.

Перед таким «выбором» я, конечно, был вынужден написать заявление на временное помещение одного ребенка (Пчелинцевой Дарьи) в дом малютки. После этого Цибина забрала у меня медицинские полисы на Пчелинцеву Дарью (2009 г.р.) и Пчелинцева Максима (2006 г.р.) и даже пенсионный полис на Пчелинцева Максима. После моего обращения за помощью к товарищам они сделали соответствующее собщение в интернет.

Считаю что в данной ситуации мой родительский долг обязывает меня защищать своих детей любым законным способом. В течение нескольких дней к нам приезжали средства массовой информации с многих городских, областных, федеральных телеканалов, приходили различные печатные издания и звонили радиостанции, прокуратура, правозащитные организации, зарубежные представители. По некоторым телеканалам показали полностью негативную информацию о мне и моей семье, что не соответствует действительности.

18 февраля к нам домой без приглашения, какого-либо решения, пришли несколько социальных работников, органы опеки, инспекторы ОДН. Без предъявления каких-либо бумаг, сославшись на какой-то закон, они вошли в комнату. Когда я попросил их назваться, предъявить документы, дать телефоны и адреса, то так называемая комиссия сделать это отказалась.

Тем не менее, они стали составлять какой то акт осмотра помещения, и что-то записывать вроде с моих слов. Этот акт я не читал и не подписывал. Тем не менее, комиссия обнаружила какие-то, по их мнению, существенные недостатки, тем не менее я, как отец, посчитал их несущественными для того, чтобы у меня забирали детей.

Опять же, они предложили мне написать заявление о помещение старшего сына в приют, и опять же разговор зашел о лишении родительских прав. Опять же, под таким напором я не согласился, решив отстаивать права детей законным способом.

Далее представитель органов опеки Цибина Ольга Лазаревна сказала, чтобы я написал о том, что ознакомлен, что при незаконном изъятии детей не было представителей органов опеки и социальных служб. Подобное заявление я подписал, поверив их заверениям.

Далее председатель комиссии (отказалась представится) сказала, что они помещают детей в соц.учреждения временно, и дают нам срок в месяц для решения материальных и житейских проблем.

Те притензии, что они предъявили я считаю необоснованными, дети психически здоровы, активны, веселые, чистые. Но возникли временные сложности, хотя я, как отец, считаю, что в состоянии справиться своими силами. Конечно, минимальный необходимый ассортимент одежды у детей есть, так же как игрушки и спальные места. Не совсем, конечно, хорошо с питанием, но необходимый набор продуктов стараемся поддерживать.

Хочу упомянуть что комиссия, осматривая комнату, обратила внимание на то, что в комнате отсутствует ремонт. Я дал по этому поводу пояснение, что данную комнату нам выделила администрация по ходотайству органов опеки и депутата городской Думы г.Дзержинска Лескова Сергея Александровича. Договор социального найма № 888 от 11.01.2010 г . Договор оформлен на мою гражданскую жену Бузанову Лидию Викторовну. В этой комнате 21 января прописались я, Пчелинцев Сергей Александрович, моя средняя дочь Пчелинцева Анна Сергеевна и младшая дочь Пчелинцева Дарья Сергеевна. Примерно в эти дни мы въехали в эту комнату.

Комната нам предоставлена в очень ужасном виде: нет окон, нет двери, на полу линолеум в плохом состоянии, ободранные старые обои, нет батареи отопления. Водопроводная и канализационные системы в плохом состоянии. Хотя по договору социального найма нам должны предоставить в надлежащем виде жилое помещение.

Мы въехали в комнату примерно после 20 января, и 12 февраля к нам уже приехала инспекция, не уведомив ни о чем заранее и непонятно откуда вообще про нас узнавшая. И они предъявили нам претензии по жилому состоянию помещения. Но за тот короткий срок, что мы находились в комнате, мы просто материально не можем осуществить то, что они просят. На основании того, что у нас не хватает некоторого перечня детских вещей, у нас и забрали детей.

Также мы не можем оформить социальные пособия и даже родовые, так как для их оформления требуются определенные справки (например, о составе семьи), которые получит мы не можем. Так как их выдача происходит в отделах ЖКХ, которые требуют погасить сначала коммунальные долги по квартире, где проживал отец жены, который умер в декабре 2009 г.

Мы считаем что государство, которое обещало заботится о многодетных семьях, вместо помощи просто забирает детей.

На данный момент в связи с многими обращениями различные организации и СМИ нам удалось добиться того, что мне и жене разрешили видеться с детьми. Официально, конечно, власти нам дали сроку месяц на ремонт помещения, которое сами и дали в плохом виде. И если бы не ситуация с нашими детьми, то мы с женой своими силами потихоньку бы сделали ремонт. Определили бы детей в садики, продолжали бы жить далее.

Но в связи с этими провокациями от властей у нас в семье действительно произошел разлад. Проблемы копились от и до. И те, кто сейчас кричит в инете, что надо было работать, а не митинговать, пусть успокоятся. Последние месяцы моя политическая активность упала. А вот работы прибавилось. И те, кто поверил, что у нас семья алкоголиков, лодырей и т.д., ошибаются. У нас самая обычная семья. Со своими радостями и ссорами. Да, с женой у меня сейчас отношения не очень. Но все налаживается. Данная беда нас сплотила еще больше. А поддержка народа дала железную уверенность в победе.

Хотя мы сильно подозреваем, что, даже если мы сделаем евроремонт и затарим полкомнаты едой, это не гарантия того, что нам детей вернут. Сейчас у нас в Дзержинске на меня вышли еще несколько семей с похожей историей. Например, Камаева Светлана, у нее с жильем порядок. Она выполнила все требования органов опеки. И ремонт, и работа, и еда. Все сделала, а ребенка не отдают. Для тех, кто заинтересован, вот её номер - 8 950 6026211.

Она вообще к политике отношения не имеет и втихую страдает. Я же молчать не стану. Какие бы провокации с медалями и детьми власть не устраивала. Я сказал, доносчиком, как они требуют, я не стану. История эта еще только начинается, и где гарантия, что в следующий раз у меня не найдут наркоту? Ведь именно это и звучало в разговорах наедине. Я отлично осознаю, что за мной, как активистом, ведется наблюдение, и ввязываться в какой-либо криминал не стану.

Еще хочу прокомментировать всякие высказывания идиотов о том, что я пожертвовал детьми ради всероссийского пиара или денег, которые мне присылают. Так вот. Пусть мне покажут хоть одно обращение, где я просил денег для себя. Может, конечно, и сетовал на тяжесть, но не просил. И товарищи, видя такой мой подход, помогают мне как могут.

Мне не надо славы и денег. Справлюсь. Нам надо, чтобы государство помогало людям, а не отбирало детей. Чтобы нам их вернули. Мы специально собираем все чеки с того, что покупаем на присылаемые средства, чтобы не говорили, что мы кладем себе в карман. И в конце мы опубликуем фото с ремонтом комнаты, детские вещи, и чеки. Обманывать нам нет смысла, тут главное дети. И мы хотим, чтобы подобные инциденты были вообще исключены из жизни любого человека.

Извините, больше писать нет времени. Могу отвечать в частной переписке. И то иногда.

Считаю, что все события, которые в последнее время разворачивались вокруг меня и моей семьи, имеют политическую подоплеку. В связи с моей активной гражданской позицией, выражающейся в защите интересов простого народа.

Вынужден был обратиться за помощью на горячую линию противодействию изъятия детей из семьи при Нижегородском Региональном объединенном общественном комитете в защиту семьи детства и нравственности и во всероссийское сообщество многодетных и приемных семей России «Много деток – хорошо», а так же в другие общественные и государственные организации.

Пчелинцев Сергей Александрович, Бузанова Лидия Викторовна, 22.02.2010".

"У вас слишком БЕДНО". Левый общественный активист Сергей Пчелинцев лишен троих детей за бедность

12 февраля в комнату, где проживала семья жителя города Дзержинска Нижегородской области, Пчелинцева Сергея, пришли чиновники сразу нескольких органов городской исполнительной власти: отдела опеки и попечительства Дзержинской администрации, комиссии по делам несовершеннолетних местного УВД и Департамента социальной защиты населения. И даже привели с собой работников местного телевидения. Ретивые детозащитники устроили показательное отобрание троих маленьких детей у Пчелинцева, и его супруги Лидии Бузановой: Максима 2006 года рождения, Анны 2007 года рождения и крошечной Даши, родившейся осенью 2009 года. Вопреки требований ст. 77 Семейного Кодекса РФ, представители власти осуществили отобрание детей без предъявления их родителям соответствующего акта городской администрации.

Если Вы думаете, что чиновники, как того требует семейное законодательство в той же 77-й статье, спасли детей, оказавшихся в экстремальной ситуации - в притоне алкоголиков, наркоманов, психически больных или даже попросту равнодушных к судьбе своих детей родителей - Вы глубоко ошибаетесь. Сергей и Лидия ведут абсолютно нормальный, трезвый и здоровый, образ жизни. Они любят своих детей и заботятся о них. Они оказались виноваты только в том, что стали многодетной семьей в нашем Отечестве. Отнимая детей, чиновники цинично бросили Сергею такие слова: "У вас тут чисто, но слишком БЕДНО".

Действительно, Сергей делает все возможное, чтобы прокормить свою многочисленную семью. Стоит ли говорить, что живут они в российской провинции, где малообеспеченность даже при наличии рабочего места - ситуация большинства населения. Среднемесячный доход Пчелинцева составляет 10-11 тысяч рублей, чего с трудом хватает на пятерых. Жена вынуждена находиться с детьми - старшему ребенку всего три годика, не говоря о необходимости ухода за новорожденной дочкой. По словам Сергея, иногда приезжает его пенсионерка-мама и помогает жене. Других близких родственников у Сергея и Лидии нет.

Впрочем, в погоне за соблюдением прав и интересов детей, власти не потрудились выяснить причины той самой бедности, которую они поставили Пчелинцеву и Бузановой в вину, устроив акт правового беспредела. Обратившись в налоговую инспекцию, куда Сергей исправно подает декларацию о доходах, им стало бы понятно, что именно вышеуказанную сумму честным трудом может заработать отец семейства. Высокооплачиваемой работы чиновники Пчелинцеву не предложили, и разумеется, не предложат. Казалось бы, эта семья должна пользоваться всеми мерами государственной социальной поддержки. Так, во всяком случае, гласят принципы российской конституции. Конституция РФ в ст. 19 закрепила принцип равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного положения; запрещена дискриминация по признаку социальной принадлежности. Часть 1 ст. 39 Конституции РФ гарантирует каждому социальное обеспечение для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Сущность этого права гражданина заключается в гарантии со стороны государства в предоставлении помощи в связи с рождением и воспитанием детей.

Но, характерно, что эта многодетная малообеспеченная семья не получает НИ ОДНОГО пособия, положенного нормативными актами, в том числе и по федеральным льготам при наступлении многодетности. По словам Сергея, им отказывают даже в выдаче бесплатного детского питания для грудничка. Данная позиция Дзержинского департамента социальной защиты населения объясняется его сотрудниками Пчелинцеву всевозможными абсурдными причинами. Возможно, Сергей был недостаточно настойчив в требованиях положенных выплат. Однако перспектива обивать чиновничьи и судебные пороги не кажется блестящей, когда ежедневно необходимо заработать хоть что-то на пропитание. Зато, при демонстрации "защиты" малышей, состоявшейся 12 февраля, соцработник оказался тут как тут.

Все, чем помогло этой семье государство - выделило семье отдельную комнату. На всех - одну, и, как сказал Сергей - "бывшую в употреблении". То есть, далеко не в состоянии проведенного евроремонта. Произошло это знаменательное событие буквально месяц назад. Сегодня, обойдя поочередно опеку, прокуратуру и уйму других инстанций, Сергей услышал много всего интересного, в том числе разъяснения должностных лиц о том, что Пчелинцеву стоило провести в полученной комнате косметический ремонт. Потому, что в такой комнате, которую ему выделило государство, маленькие дети жить не должны.

Понятно, что в ходе объявляемых "сверху" - то Года Семьи, то очередной программы защиты материнства и детства, - чиновникам необходимо отчитываться о проделанной работе. Куда уходят бюджетные средства, выделяемые на эти самые программы - оставим вопрос "за кадром" - там же, "за кадром", по-видимому, пребывают и сами бюджетные средства. Куда проще пополнить новыми воспитанниками детский дом, а Дом малютки - очередным младенцем, который окажется оторванным от любви и ласки мамы и папы, ведь ясно, что наемные няни заменить родителей не способны. Впрочем, господа-чиновники никогда не примерят уготованные ими судьбы трехлетнего Максима, двухлетней Ани и новорожденной Даши на собственных детях. Менталитет не тот.

Конечно, возникает закономерный вопрос - почему для этой самой "отчетности" оказалась выбрана именно семья Пчелинцева? Действительно, неспроста. Сергей Пчелинцев - политический активист, имеет левые убеждения, но не состоит ни в каких партиях. В ноябре и декабре 2009 года он несколько раз выступил на прошедших в Дзержинске пикетах. Он говорил о том, с чем ежедневно приходилось сталкиваться ему самому: о безработице, бедности, а также о незаконных увольнениях работников нижегородского ГАЗа и грабительских пенсионных реформах. После этих выступлений, в декабре ушедшего года, Пчелинцева пригласили в Центр "Э" (отдел по борьбе с экстремизмом) по Нижегородской области. Как рассказал Сергей, в ходе беседы сотрудники угрожали ему расправой, предлагали "работать" внештатным осведомителем, требовали прекратить выступать на любых гражданских мероприятиях. В числе прочих угроз, прозвучало обещание создать проблемы его семье. После данного разговора, Пчелинцев собственноручно написал жалобу и отнес ее руководству областного УВД. Реакция на жалобу, как видим, не заставила себя долго ждать.

В настоящее время, дети Пчелинцева и Бузановой находятся в городской детской больнице. И хотя закон до момента ограничения либо лишения родительских прав, не содержит запрета на встречи родителей с отобранными детьми, Сергея и Лидию к детям не пускают. Через 7 дней после отобрания детей из семьи, органы опеки обязаны выйти с иском в суд об ограничении либо лишении родительских прав на отобранных детей. В устной форме, сегодня Пчелинцеву сказали готовиться к такому судебному процессу. Более того, со слов чиновников он понял, что уже известен итог судебного разбирательства: Пчелинцев и Бузанова будут ограниченны в родительских правах на всех детей. А затем, будут лишены родительских прав, если через 1 месяц не проведут ремонт комнаты, не закупят дополнительных игрушек, книжек, кроватку и питание. Стоит отметить, что на подобное "устранение недостатков" семейное законодательство устанавливает срок в полгода.

Также вероятно, что ввиду "телефонного права", которым могут воспользоваться "обиженные" жалобой Сергея служители правопорядка, Пчелинцеву и Бузановой не дадут воспользоваться и этой последней возможностью вернуть детей. Следует отметить, что каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание. Ребенок имеет права на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (ст. 54 Семейного Кодекса РФ). В соответствии с ч.3 ст.27 Конвенции ООН о правах ребенка государства-участники (в т.ч. и Россия) в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.

Органы опеки: детозащитники или узаконенные детоработорговцы?

2010-04-15

6 апреля в Нижегородской области завершился суд по прецедентному делу об отобрании трех детей у нормальной, молодой, но бедной семьи Пчелинцевых из городка Дзержинск Нижегородской области. Органы опеки, подававшие иск о лишении родительских прав, проиграли дело. После нескольких кошмарных месяцев, полных борьбы с чиновниками органов опеки и покрывающих их местными властями, семья воссоединилась.

А забрали детей у Пчелинцевых и поместили их в детские дома только за то, что супруги мало зарабатывают и якобы не могли создать нормальные условия воспитания в той самой полуразрушенной комнате в общежитии, которую им «милостиво» предоставило государство, обязанное помогать многодетным семьям.

Заработать нормальные средства к жизни просто невозможно в стране, где кучка разбойников захватила власть и собственность СССР, обездолила миллионы прежде обеспеченных советских людей, создала безработицу, достигшую двух с половиною миллионов человек, а работающим, особенно занятым производительным трудом да еще в провинциальном городке, платит гроши, которых не хватает даже на то, чтобы покупать хлеб и картофель. Не говоря уже о ремонте выделенной государством комнаты-развалюхи.

К тому же враждебное народу, паразитирующее на экспорте сырьевых ресурсов государство ежегодно затягивает удавку на шее трудового народа, значительно повышая квартплату и прочие услуги ЖКХ, а также допускает рост цен. Напомним, что в США имеется учреждение «Renewal Housing Department», которое не позволяет домовладельцам (там жилые дома в основном частные) повышать квартплату более, чем на 5% в год.

Поэтому не удивительно, что миллионы граждан РФ живут ниже так называемого «уровня жизни», то есть в нищете, даже имея работу.

В США не было ни одного случая, чтобы ребёнка отняли у хороших родителей или у матери-одиночки только за то, что они бедны, хотя за плохое отношение к детям (которым считается даже лёгкий шлепок или оставление дома без присмотра) родителей в наручниках тащат к судье, а детей могут отнять.

Однако честным, но бедным родителям там помогает государство, выдавая им даже годами пособие «wellfair», который выплачивают вообще всем беднякам до 18-ти и свыше 65-летнего возраста, а также неработоспособным. Размеру суммы wellfair’а могли бы позавидовать многие наши работающие люди. Не отнимали детей за бедность и в СССР.

Почему же в России так называемая «ювенальная юстиция» принялась отнимать детей у непьющих, порядочных, работящих, но бедствующих родителей? Неужто детям будет лучше в детдомах?

Нет, детдома в РФ – это просто перевалочные пункты, где всех привлекательного вида детей специальная фирма по усыновлению детей за границей занимается их продажей за рубеж, в основном в США.

Дня два назад этот вопрос обсуждался по ТВ в передаче «Пусть говорят», где с экрана монитора высказывал своё мнение и Павел Астахов, занимающийся вопросами защиты детей при президенте. Одни господа и дамы выступали за передачу «ненужных» России детей без родителей американским усыновителям, другие – против.

Не будем передавать суть их спора, в котором они перебивали друг друга, позаимствовав такой «культурный» стиль спора у участников американских шоу, где побеждает тот, у кого крепче глотка, а приведём только сведения, оглашенные одним из участников: в недавнем прошлом усыновители платили российским «детоработорговцам» за ребёнка 30 тысяч долларов, а теперь от 40 до 60 тысяч долларов.

Понятно, почему власти дошли до того, что уподобились половецким или монгольским кочевникам, которые хватали русских детей и увозили их в Орду или на рынки рабов в Крым.

29 марта в Независимом пресс-центре прошла пресс-конференция на тему: «Отбирание детей за бедность: новая юридическая практика?»

На конференции выступил Сергей Пчелинцев, ставший известным на всю Россию благодаря вниманию прессы к преследованию его семьи. Его случай показывает, что отбирание детей становится в РФ расправой над политическими противниками или не угодными начальству людьми.

Так, Пчелинцев объяснил, что у него отбирали детей за то, что он активист левого движения, отказавшийся к тому же быть осведомителем.

Особенно нагло и иезуитски вели себя в этой ситуации органы опеки. Отец семьи, потрясенный отнятием детей, пришел к ним выяснять, по какому праву к ним в дом вломились милиционеры вместе с телекомпанией (но без представителей органов опеки!) и, не предъявив никаких документов, насильно увели с собой детей.

В ответ начальница органов опеки Дзержинска стала шантажировать Пчелинцева: что она подаст на него и его жену иск о лишении родительских прав, если он сейчас не напишет заявления о том, что он сам просит забрать у него детей в приют из-за плохих жилищных и материальных условий.

Сергей и его жена поначалу поддались на это давление и подписали такой документ. Правда, чуть позже, когда семье стали оказывать поддержку адвокаты-общественники и пресса, Пчелинцевы аннулировали это заявление.

Когда же корреспонденты программы «Постскриптум» ТВЦ спросили руководительницу органов опеки, что же случилось, та, не моргнув глазом сказала: «Мы не отбирали детей у Пчелинцевых, а оказали им услугу. У нас есть такая добрая услуга: временное помещение в интернат детей в связи с тяжелым материальным положением родителей. И они нам их сами передали».

О том, с какой добротой заботились органы опеки Дзержинска о молодой семье, можно судить по тому, что как только родители аннулировали свое заявление, вырванное у них шантажом и подняли шум в прессе, органы опеки сразу направили в суд иск о лишении Пчелинцевых родительских прав.

Дело этой молодой семьи завершилось счастливым исходом – только благодаря широкой общественной поддержке и вниманию СМИ 26 февраля Пчелинцевым удалось вернуть из детдома Максима, старшего ребенка. А 18 марта – и двух своих дочек.

Суд 6 апреля вынес постановление, что дети Пчелинцевых должны остаться с мамой и папой.

А вот другая женщина, Марина Волкова, рассказала, что попала под пресс «детозащиты» после того, как осмелилась письменно пожаловаться директору школы, в которую ее дочь Валерия ходила, на то, что с ее дочерью в школе плохо обращаются.

Тут же были сфабрикованы документы о том, что мать якобы избивает дочь. Основанием послужила царапина на лбу и девочки, которую ей нанесли соученики, издеваясь над ней. К царапине приписали и несуществующие синяки на теле. Однако мать сводила девочку к врачу, который засвидетельствовал отсутствие следов побоев. Тем не менее, девочка вскоре не пришла домой: её насильно схватили и поместили в приют для бездомных детей, где её действительно били неадекватные дети.

Матери удалось выкрасть собственного ребёнка из этой детской тюрьмы и не пускать её больше в школу, а заниматься её обучением на дому. Однако «детозащитники»-работорговцы продолжают попытки вырвать дочь из рук матери. Поэтому приходится быть бдительной, сидеть с ней дома и «держать оборону».

Так что, обдумав эти дела, приходишь к выводу, что, в первую очередь, отнимание детей производит государство не столько за бедность, как многие думают, сколько за участие родителей в оппозиции правящему антинародному режиму или за критику его отдельных властных представителей.

Вышел на митинг с плакатом против роста тарифов ЖКХ или с красным флагом – отберут у тебя детей. Поспорил с начальством, оно натравило на тебя «детозащитников» – и у тебя отобрали ребёнка. Так отбирали и угоняли детей в Германию немецкие захватчики. Теперь у нас захватчики внутри страны.

Но замечательно, что Пчелинцевы не сдались, отчаянно и всеми средствами боролись за своих детей и победили. Теперь их пример и решение суда по их делу, безусловно, помогут победить и другим бедным семьям, попавшим под пресс карательно-коммерческой «ювенальной юстиции».

Элла Кувшинкина

Интересные факты

  • Коммунист, атеист. Место основной работы: стройка.
  • У Сергея Пчелинцева на несколько месяцев забирали детей сотрудники органов опеки, чтобы повлиять на его гражданскую активность. С тех пор особое внимание он уделяет защите прав детей и родителей.

Контакты

Okay I'm cnovicend. Let's put it to action.

Телефон

  • +7 908 23 96 033

Электронная почта

В социальных сетях

В Живом Журнале

Страница Сергея Пчелинцева в сети ВКонтакте

В энциклопедиях

Статья о партийной деятельности Сергея Пчелинцева в Коммунопедии

Смотрите также