Последствия подъема Чебоксарского водохранилища


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск

Статья о заполнении водохранилища. О грядущем подтоплении смотри Поднятие уровня водохранилища Чебоксарской ГЭС

В результате первого подъёма Чебоксарского водохранилища в Марий Эл были затоплены тысячи гектар плодородной земли и лесов. Десятки населённых пунктов были переселены.

Для местных жителей подъем воды оказался неожиданностью: утром они ушли на работу и в школы, а вечером не смогли добраться до дома. Наиболее тяжело вынужденное переселение из домов в многоэтажные коробки восприняло пожилое поколение: очень скоро многие из них были похоронены, в то время как их ровесники, оставшиеся в селах и деревнях, дожили до 80 лет.

В плане экологии создание водохранилища резко ухудшило качество воды. Основной причиной было строительство водохранилища на равнинной реке ради последней галочки в каскаде ГЭС. Другой причиной была недостаточная лесосводка, при том и как фактически выполненная, так и запланированная. Местами лесосводка выполнялась со льда, уже после заполнения водохранилища. Другой экологической победой техники стало затопление дубрав - мест обитания видов занесённых в Красную книгу. В заповеднике «Керженский» признаки обратной сукцессии болотных экосистем (превращение верхового болота в переходное) стали наблюдаться на расстоянии свыше 10 км от Волги и Керженца. Что свидетельствует о недостаточном изучении влияния Чебоксарского водохранилища на окружающую среду и о существенном занижении масштаба влияния подъёма уровня водохранилища проектной организацией, по оценкам которой подтопление якобы не распространится на расстояние далее 2-3 километров от водохранилища.

Негативные экономические последствия заключались в выводе из севооборота одних из наиболее продуктивных и обжитых земель. Значительно была сокращена и площадь лесхозов.

Дамбы, построенные в Воротынском, Лысковском, Пильнинском районах, где уровень Волги в 1979 году был поднят на 8-9 метров, изуродовали берега Волги и Суры, но не защитили луга от подъёма грунтовых вод и заболачивания. Земли, которые согласно проекту должны быть защищёнными от водохранилища, заболотились и стали непригодными для использования в сельском хозяйстве.

О просчётах. Как показала 30-летняя новейшая история, жители Марий Эл не согласны с проектными институтами ни в оценках качества воды, ни в оценках границ подтопления.

Воспоминания жителей[править]

— Я родилась в рабочем поселке Дубовая, который был почти полностью затоплен, — рассказывает жительница Козьмодемьянска Людмила Гордеева. — Перед запуском ГЭС нам говорили, что электричество станет дешевле. Ничего подобного. Зато теперь в нижней части города во всех подвалах и погребах вода. И такая ситуация уже не первый год.

— Какие у нас были заливные луга, озера! — вспоминает Марина Дегтева. — А какие ягоды мы собирали! Папа ящиками солил рыбу — и стерлядь водилась, и судаки. Уха была — с нынешней, пахнущей тиной, не сравнить. Сейчас везде болота. На Волге цветут кувшинки. А сколько деревень ушло под воду. На левобережье люди даже памятник поставили своим селам, откуда их выгнали. И Козьмодемьянск жалко. Город-то у нас красивый…

— На примере 63-й отметки мы уже поняли, сколько было допущено ошибок, — резюмирует мэр города Владимир Торопов. — Ведь практически треть республики затопили. Один только пример: поселок, находившийся на крутом яре, не должен был попасть в зону водохранилища. А вода пришла к нему с другой стороны — из леса. Нижняя часть города давно заболочена. Невозможно проводить инженерные коммуникации, строить дома — очень близко грунтовые воды. Дома ветшают и разваливаются. Бегут из города выпускники школ. Уезжают на заработки в Чебоксары и в Москву их родители…

Много лет назад, когда началось затопление деревень и поселков, отец Иоанн отказался покидать село, вышел на берег Волги и начал молиться. Большая вода сносила все на своем пути. Но здесь остановилась… Теперь в деревне всего-то четыре двора. А батюшка так и служит.

Фото[править]

Ссылки[править]