Мочальный Остров


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

(перенаправлено с «Мочальный остров»)
Перейти к: навигация, поиск
Malo.jpg Это незаконченная статья!
Вы поможете развитию проекта, если пополните статью хорошей Нижегородской Информацией. Как писать смотреть Тут.
А.О. Карелин. Вид на Нижегородскую Ярмарку, Мочальный Остров и причалы на Оке. 1870-е годы

Мочальный остров — находится на Волге напротив впадения Оки. Старое название — Рожнов.

Название связано с тем, что там во время ярмарок действовали склады для мочала, рогож и кулей. Также в начале XVI века остров принадлежал Ивану Михайловичу Рожнову, судебному исполнителю.

В осени 1918 г. остров получил известность как "Нижегородская Голгофа", место массовых расстрелов священников и мирян. Тела погибших сбрасывались в Волгу. В 2005 году на Мочальном острове был установлен каменный крест в память о казненных.

Всего за время советского террора на острове были убиты около пяти тысяч человек. На острове планируется возведение храма-часовни в честь новомучеников и исповедников Российских и во имя мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. [1]

История вопроса

Красный террор в 1918 году на Мочальном Острове

В ночь с 17 на 18 августа 1918 года на острове Мочальном, расположенном на Волге напротив исторического центра Нижнего Новгорода, были расстреляны 15 монахов Оранского монастыря, его настоятель архимандрит Августин и настоятель церкви Казанской иконы Божией Матери Николай Орловский.

Остров Мочальный нижегородские чекисты использовали для расстрела православных священнослужителей и мирян, многие из которых в 2000 году были причислены к сонму новомучеников и исповедников российских.

Поклонный крест был установлен в Нижнем Новгороде на Мочальном острове Волги, напротив Чкаловской лестницы, спускающейся к берегу.

Крест поставят на том самом месте, откуда в 1918 году были сброшены в Волгу тела расстрелянных православных священников.

Среди сброшенных в реку священнослужителей был епископ Балахнинский Лаврентий (Князев), который в 1917-1918 гг. фактически один управлял Нижегородской епархией, так как правящий архиерей, архиепископ Иоаким (Левицкий), уехал летом 1917 года на Поместный Собор в Москву, а оттуда в Крым, где у него была дача, и там был повешен бандитами.

Чтобы расправиться с неугодным владыкой, власть в качестве повода использовала решение съезда духовенства Нижегородской епархии, в котором был выражен протест против отобрания безбожниками храмов, монастырей и церковного имущества, отметили в епархии.

Арестованным священнослужителям было предложено отречься от Бога и сана, только в этом случае они могли быть помилованы. Последовал отказ, после чего чекисты жестоко избили священников и объявили приговор - расстрел.

Поздно вечером, 6 ноября 1918 года, епископ Лаврентий, протоиерей Алексий Порфирьев и предводитель нижегородского дворянства Алексей Нейдгардт были расстреляны латышскими стрелками (русские солдаты отказались казнить священников и соотечественника).

В 2000 году епископ Лаврентий и протоиерей Алексий Порфирьев были канонизированы Русской православной церковью.

Убийства в 1930-е

В 1938 г. неподалеку от Мочального отрова били зверски убиты о. Иоанн (Быстров) и много других священников Нижегородской епархии (имена их ведомы только Богу). Их вывезли на середину Волги против города Бор, неподалеку от Нижнего. Связанных священников по одному сталкивали в воду, наблюдая, чтобы никто не выплыл, выплывавших топили шестами. Так были погублены все.

Реабилитация

Прокуратура Нижегородской области реабилитировала 38 нижегородцев, расстрелянных губернской чрезвычайной комиссией (ГЧК) в 1918 году в качестве заложников после покушения на председателя Совнаркома РСФСР Владимира Ленина и председателя Петроградского ЧК Моисея Урицкого.

Об этом агентству "НТА-Приволжье" сообщили в облпрокуратуре.

Список 41-го расстрелянного без какой-либо доказанной вины, без суда, по признаку прошлой принадлежности к "контрреволюционным" общественным организациям, либо армии, правоохранительным органам, был опубликован 1 сентября 1918 года в газете "Рабоче-крестьянский нижегородский листок".

"Преступное покушение на жизнь нашего идейного вождя, товарища Ленина, убийство товарища Урицкого, организованные на средства буржуазии и при ее непосредственном участии, переполнили чашу терпения революционного пролетариата. В силу этого Нижегородская губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией расстреляла вчера 41 человека из вражеского лагеря", - говорилось в публикации.

По словам собеседника агентства "НТА-Приволжье", расстрелянные в 1918 году 38 нижегородцев признаны подвергшимися политическим репрессиям и заключением прокурора Нижегородской области от 24 июня 2009 года реабилитированы.

Однако официальных сведений, подтвержденных архивными данными, о расстреле еще 3 нижегородцев – Василия Топоркова, Николая Кузнецова и Ивана Сафронова до настоящего времени установить не удалось, отметил собеседник агентства.

Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18 октября 1991 года предусматривает реабилитацию всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории РФ с 25 октября (7 ноября) 1917 года, сообщает nta-nn.ru.

В отражении СМИ

«На острове Мочальном, на берегу печальном..»

08:49 — 10.10.2011

Это начальные строки надписи на кресте, установленном здесь еще в 2004 году в память о погибших. Остров, на который в целях пожарной безопасности была вынесена с Нижегородской ярмарки торговля мочалом (отсюда и название), с августа 1918 года стал местом казней.

По данным Нижегородской епархии, за годы «красного террора» на Мочальном было расстреляно около 5 тысяч человек - православных священнослужителей и мирян. Многие из них в 2000 году были причислены к сонму новомучеников и исповедников Российских, за веру и Отечество от безбожной власти живот свой положивших. Их расстреливали, закапывали еще живыми, связанных по одному сталкивали в воду с барж неподалеку от острова, где сильное течение, наблюдая, чтобы никто не выплыл... Но они не отреклись от православной веры.

Не случайно крест (сначала деревянный, а затем каменный) был поставлен 30 сентября - в день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. И храм-часовня, который решено построить на острове, будет освящен в честь новомучеников и исповедников Российских и во имя святых мучениц. «Мы верим, что молитвы, возносимые из самого сердца России, с места слияния двух великих рек - Волги и Оки, из Нижнего Новгорода - родины истинных граждан Отечества Минина и Пожарского, укрепят наш народ в добродетелях веры, надежды, любви и мудрости», - говорится в обращении оргкомитета.

30 сентября этого года вновь по традиции, которой уже несколько лет, была организована поездка на остров. Солнечный, по-летнему теплый день, когда «омик» взял курс к месту трагедии, за несколько минут нахмурился: небо потемнело, над городом встали тучи, поднялся ветер. Невольно подумалось: «Что могли видеть они - те, кого привезли сюда на расправу? Что чувствовали? Там вдали, на горе, в городе, остались их родные, близкие. Там осталась их жизнь...»

Игумен Дамаскин (Орловский), член Синодальной комиссии Московского Патриархата по канонизации святых, в своем исследовании так описывает один из эпизодов тех событий: «На рассвете приговоренные были посажены на теплоход, направившийся к Мочальному острову. Они пребывали в твердой уверенности, что умирают за веру, и по дороге отслужили по себе панихиду».

Прибыв на остров, участники акции поклонились кресту на берегу и с хоругвями и иконами пошли в глубь острова, где установлен крест на месте, освященном для строительства храма-часовни. Здесь священником Нижегородской епархии Вячеславом Сеничевым были отслужены молебен и панихида. «Величаем, величаем вас, святии мученицы Веро, Надеждо, Любы и матерь их София...» - зазвучало над поляной - и тут же выглянуло солнце, осветив сосредоточенные лица молящихся.

Началась панихида, и огромные тополя, стоящие на поляне, словно замерли, прислушиваясь, только где-то вдали печально тенькала одинокая синичка, отсчитывая уходящее время. Но стоило только запеть «Вечная память...», как налетел порыв ветра, могучие деревья закачались-зашумели, сбрасывая листья, словно письма-весточки от тех, чьи души молитвенно были помянуты собравшимися. Нас услышали? Нам ответили?

Кто-то скажет «мистика». А мне вспомнилась поездка в Выксунский Иверский монастырь поздней осенью 2008 года. Уже лежит снег. Вечереет. Мы стоим в чудом уцелевших после мощного взрыва стенах Троицкого собора с перекореженной металлической арматурой. Монахиня рассказывает о восьми заживо погребенных схимницах, отказавшихся покинуть храм перед взрывом. Лишь только стихли слова: «Вечная память...», как вдруг все услышали пение маленькой яркой птички: откуда она взялась на былинке, торчащей из-под снега, когда даже все воробьи и вороны улетели на ночлег? Тогда у всех присутствующих тоже появилось чувство, что нас услышали, нам ответили. У многих были слезы на глазах...

После молитв на месте будущего храма Ирина Валерьевна символически передала в наследство школьникам г. Бор, принимавшим участие в поездке (остров Мочальный теперь борская территория), землю с призывом помнить, что она полита кровью мучеников, и никому ее не отдавать. Остров с большим трудом удалось отстоять от желающих построить тут причалы и сделать его местом развлечений.

Ребятам передали «Факел добрых дел»: поручили собирать информацию о всех добрых делах, которые будут совершаться для строительства этого храма.

Участники акции прошли крестным ходом по острову, а потом состоялась небольшая поминальная трапеза: всем предложили горячий чай с домашними пирогами, заботливо приготовленными организаторами и участниками поездки.

....В листовке, розданной всем присутствующим, говорится: «Ваше участие может быть выражено любым добрым делом, добрым словом, доброй мыслью или посильной лептой».

Вера Важдаева, "Нижегородская Правда", №110 от 10.10.2011

Смотрите также