Климентьев


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Mys-11036276946sila3.jpg Народные герои одобряют эту статью
Поэтому рекомендуют продолжать текст в том же духе
Милиция не пускает избранного Климентьева в нижегородскую мэрию
Андрей Климентьев в своем офисе
Молодые Климентьев и Немцов - друзья. Редкое архивное фото.
Климентьев с сыном
Климентьев на поселении в Гидаево
Климентьев в 2000 г. предсказывает ход "нулевых"
Климентьев агитирует избирателей
Никита Михалков изображает Климентьева в фильме "Жмурки" режиссера А.Балабанова, снимавшегося в Нижнем Новгороде
Фото из профиля в Facebook, 2017 год

Климентьев Андрей (Анатольевич), народн. Клим, Климинатор (род. 22 августа 1954) — скандально знаменитый нижегородский предприниматель: "новый русский", которого постоянно арестовывают власти.

Всенародным голосованием избран мэром Нижнего Новгорода в 1998 году и сразу же лишен свободы, таким образом, поставив рекорд самого короткого пребывания во власти среди глав городов Российской Федерации.

Ведет видеоблог, где предсказывает нижегородские и российские политические события.

Суть явления[править]

Ведущий представитель горьковский "золотой молодежи", с детства испытывающий систему нижегородской власти на прочность, желая сообщить нижегородскому социальному миру больше динамизма.

Знакомый и бывший соратник российского политика Бориса Немцова, с помощью которого получил государственный кредит, в ходе судебного процесса оказавшийся расхищенным.

Тип информационного метаболизма - сенсорно-логический экстраверт "Жуков" .

Пути больших этапов[править]

Андрей Анатольевич Климентьев родился 22 августа 1954 года в Горьком в семье партийно-хозяйственного функционера, занимающегося снабжением агропредприятий области сельскохозяйственной техникой.

После окончания школы Климентьев поступил на автомобильный факультет Горьковского политехнического института, но на 5-м курсе бросил учёбу.

В 1982 при драматических обстоятельствах погиб его отец - утонул в машине во время поездки в один из районов Горьковской области. После этого трое братьев Климентьевых были арестованы и преданы суду, который во многом имел заказной характер и походил на показательный процесс.

Андрей Климентьев был обвинён в распространении порнографической видеопродукции (ст. 228 УК РСФСР, просмотр фильма "Эмманюель") и «попытке мошенничества в особо крупных размерах» (ст. 147, игра в покер) и приговорён к наказанию в виде 8 лет лишения свободы.

В 1989 году он освободился и начал заниматься бизнесом. Стал главой попечительского совета Фонда помощи заключённым. В 1990-х годах он владел ночным клубом, несколькими супермаркетами, а также контрольным пакетом акций Навашинского судостроительного завода.

В сентябре—октябре 1993 года активно поддержал указ президента Ельцина № 1400, выступив против Верховного совета РФ. По информации «Коммерсантъ», осенью 1993 года профинансировал предвыборные кампании Бориса Немцова в Совет Федерации и Татьяны Черторицкой — в Госдуму, потратив около 100 млн руб.

Связи с Немцовым[править]

Климентьев был знаком с Борисом Немцовым с 1980 года, будучи его другом до середины 1990-х годов.

В начале 90-х гг. Андрей Анатольевич и Борис Ефимович часто демонстрировали дружеские отношения, как в общественных местах, так и на экранах телевизоров. Эти отношения приобрели новое измерение, когда в конце 1991 г. Борис Ельцин назначил Бориса Немцова главой администрации Нижегородской области. Климентьев на правах старшего товарища и практика рыночной экономики стал неофициальным советником Немцова, который оказывал заметное воздействие на принимаемые им решения. Во всяком случае, знающие люди рассказывали, что бизнесмен тогда запросто входил в кабинет к своему другу, открывая дверь, как говорится, одной ногой. Поскольку близость бизнеса к власти является важным конкурентным преимуществом, не удивительно, что дела Климентьева быстро пошли в гору. Впоследствии Немцов, объявивший вместе с Чубайсом "войну олигархам", заявлял на всю страну, что в бытность его губернатором в Нижегородской области олигархов не было. Нижегородцы всегда воспринимали эти слова с иронией, поскольку им было хорошо известно, кто был первым среди олигархов при губернаторе Немцове.

В 1993 году с помощью Немцова ему удалось получить государственный кредит в 30 млн долл., часть которого была впоследствии расхищена. 17 октября 1995 года арестован в Ташкенте. Находясь в СИЗО, Климентьев дважды баллотировался в депутаты: в 1995 году — в Госдуму и в 1996 году — в городскую думу Нижнего Новгорода. 21 апреля 1997 года признан виновным по ст. 160 ч. 3 УК РФ («Хищение чужого имущества»), приговорён к тюремному заключению на срок в 1,5 года и освобождён из-под стражи в зале суда в связи с тем, что уже отсидел этот срок в СИЗО.

В ходе судебного процесса Климентьев обвинял Немцова в получении и вымогательстве взяток. Так, по его словам, Немцов просил его заплатить американскому Bank of New York долг в 2 млн долл. за банк «Нижегородец», куда ранее представитель «Бэнк оф Нью-Йорк» Наталья Гурфинкель-Кагаловская перевела деньги (что было объявлено ошибочным переводом). При этом Немцов хотел получить 400 тыс. долл. от возвращаемой суммы. Впоследствии Немцову пришлось обратиться к директору нижегородского государственного предприятия «Нижполиграф», убедив того заложить новое здание, не подлежавшее приватизации. Благодаря действиям Анатолия Чубайса, бывшего тогда главой Госкомимущества, сделка была осуществлена. Кредит не был возвращён, и здание перешло Инкомбанку.

Кроме того, как заявил Климентьев, Немцов рассчитывал получить 800 тыс. долл. за помощь судостроительному заводу в получении кредита.

Климентьев рассказал, что вопрос о выделении кредита обсуждался на даче у Егора Гайдара вместе с Немцовым, министром финансов Борисом Фёдоровым и его заместителем Андреем Вавиловым. Сам Немцов не отрицал факт встречи на даче Гайдара, однако обвинения Климентьева назвал клеветой.

Попытка стать мэром[править]

29 марта 1998 года избран мэром Нижнего Новгорода, получив 34 % голосов, однако 1 апреля выборы были признаны недействительными: против Климентьева возбудили новое дело и 2 апреля 1998 года был арестован.

27 мая Климентьев был приговорен к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Попытка стать губернатором[править]

3 октября 2000 года Климентьев был освобождён условно-досрочно и в 2001 году принял участие в выборах губернатора Нижегородской области, заняв пятое место.

Тогда полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко перед выборами заявил: «Я уйду в отставку, если Климентьев победит на выборах».

В ходе предвыборной кампании Климентьев подвергся сильному информационному давлению: в городе появлялись плакаты с изображениями проституток, бандитов и гомосексуалистов, призывающих голосовать за Климентьева. Осенью 2002 года Климентьев повторно баллотировался на выборах нижегородского мэра, которые также проиграл.

Попытка стать депутатом Государственой Думы[править]

В 2003 г. Климентьев участвовал в выборах в Госдуму по 120-му избирательному округу.

На этот раз, чтобы не создавать "протестную волну", с выборов его сняли за месяц до процедуры голосования.

Поводом для отмены регистрации послужили якобы недостоверные подписи, собранные во время выдвижения Климентьева в кандидаты. Поддельные подписные листы были доложены в общий набор, причем фальсификаторы умудрившись расписаться и за Климентьева.

Дело о зерне[править]

Убедившись, что стать народным избранником в обозримый исторический период не получится, Климентьев продал многие активы и удалился в Большеболдинский район Нижегородской области, где стал пайщиком агропредприятия недалеко от имения Пушкина.

В январе 2006 года Климентьев был схвачен по обвинению в том, что дал устный приказ комбайнеру молоть не то зерно. После серии судов, в 2007 году он был приговорён к двум с половиной годам лишения свободы.

Находясь в заключении, Климентьев написал автобиографию «Между властью и тюрьмой».

В январе 2009 года суд снизил Климентьеву срок заключения на два месяц.

В настоящее время Климентьев выпущен на свободу.

Цитаты[править]

О "Навашинских Миллионах"[править]

« "Навашинское" дело возникло по глупости Бориса Немцова, который к 1996 году стал опасаться меня как независимого от него предпринимателя и финансиста. Это дело - политическое, поскольку возникло по прямому указанию Немцова, "заказавшего" меня областному прокурору Федотову и городскому прокурору Шевелеву. Помимо моего устранения губернатор имел в этом и сугубо личный интерес. После получения кредита из Минфина в 18 млн. долларов он не был заинтересован в реализации проекта по строительству на Навашинском заводе современных сухогрузов. Ведь из всей этой суммы только 2,5 млн. долларов ушли в Норвегию, тогда как большая часть кредита осталась в России. На что были потрачены эти деньги?

Под сильным давлением областной администрации директор Навашинского завода Кисляков перечислил в уставной фонд НБД-банка 500 тысяч долларов и положил там 2 млн. долларов на депозит. "Замораживание" денег, предназначенных для закупки заводского оборудования, на счетах НБД-банка было нецелевым расходованием кредитных средств. Об этом говорилось в письме Минфина, которое было направлено в Нижний Новгород после очередной проверки бухгалтерского отчета предприятия. От областной администрации потребовали вернуть эти деньги и направить их по прямому назначению. А вернуть 2 млн. долларов было нельзя, поскольку они пошли на погашение облигаций областного займа, известного в народе как "немцовки". Кстати, это был такой же "лохотрон", как акции МММ, "Хопра" или "Селенги".

Немцов тогда сильно испугался. Наступил год президентских выборов, и он долгое время не верил, что их сможет выиграть Ельцин. Представим, что к власти в 1996 году пришел бы Зюганов или Лебедь. При таком раскладе Немцов сел бы в тюрьму за превышение служебных полномочий или за растрату государственных средств. Ведь им были допущены и другие "художества", помимо махинаций с "немцовками". Так, администрация Немцова и прокурор Шевелев растратили деньги, принадлежащие норвежской компании "Russian shipping", в сумме 14 млрд. рублей, лежавших на счетах областной администрации. Причем, пока там лежали эти деньги, по ним набегали проценты в 1 млрд. рублей в год, которыми кормились многие чиновники. Группа лиц изъяла указанные деньги без решения суда и направила их в частные финансовые структуры, принадлежавшие все тем же чиновникам.

Например, меня осудили как совладельца фирмы "Ароко" за то, что на ее счет поступило 100 млн. рублей "навашинских" денег. Но 185 млн. рублей из денег Навашинского завода перевели на счета банка "Гарантия", совладельцем и председателем правления которого в то время был Сергей Кириенко. Эти деньги банк так и не вернул, а Кириенко даже не проходил по моему делу, поскольку во время вынесения приговора он был уже премьер-министр. Так в нарушение статьи 35 Конституции РФ произвели принудительную конфискацию, за которую так никто и не ответил. Нет, Немцову и прочим было, что терять в случае, если бы правда о "навашинских миллионах" дошла до суда.

Таким образом, если бы следствие и суд исходили из требований закона, Немцову пришлось бы отвечать за 15 млн. долларов, Бревнову из НБД-банка - за 500 тысяч долларов, а за 2,5 млн. долларов, ушедших в Норвегию, я бы как-нибудь ответил. Кстати, кредит я должен был погасить через два с половиной года, а меня обвинили в хищении через четыре месяца после его получения. Представьте себе, что вам дают деньги в долг на год, а через шесть недель приходят за ними к вам домой вместе с милицией! Что было дальше, всем известно. Прокуроры Федотов и Шевелев, следователь Денисов и судья Попов успешно справились с поставленной задачей.

Шевелев и Денисов, кроме того, еще до приговора суда продали мои корабль и ремонтный док общей стоимостью в 7,5 млн. долларов. При этом они говорили мне примерно следующее: тебя все равно посадят, а так хоть что-то государству вернем. Не знаю, на что были потрачены вырученные за продажу средства (2,5 млн. долларов за корабль и 3 млн. долларов за док). На мой запрос об их дальнейшей судьбе окружной прокурор Звягинцев туманно ответил, что "деньги пошли на благо народа". Было бы интересно узнать о том, на благо какого народа они пошли и насколько они его повысили.

Вы можете спросить меня, не клевещу ли я на всех этих известных и влиятельных людей? Но если мои слова содержат злонамеренную ложь, то почему ни один из них не подает на меня в суд? Правда, это пытался сделать Борис Немцов, но ничего хорошего для него из этой затеи не вышло. По заявлению Немцова в октябре-ноябре 2000 года провел расследование один из лучших нижегородских следователей Константин Захаров (дело № 68135). Он установил, что Немцов тогда должен был находиться на скамье подсудимых рядом со мной, а не проходить свидетелем по моему делу.

Исходя из этого, все свидетельские показания Немцова должны быть аннулированы, и тогда многое по делу должно быть изменено. Вот почему областной прокурор Федотов похерил его выводы, а следователь Захаров, грамотный и целеустремленный человек, каких в прокуратуре осталось мало, был уволен. Но ведь Константин Захаров жив и проживает в нашем городе. Что мешает московским борцам с коррупцией или вездесущим журналистам обратиться к нему и узнать его мнение по "навашинскому" делу?

В результате всех этих глупых и преступных действий было разрушено градообразующее предприятие, которое семь лет не может восстановиться. В 1995 году Навашинский завод был "впереди России всей", а в 2002 году ремонтирует "старые калоши". При мне на заводе работало 7,5 тысяч человек, а сейчас - 1,5 тысячи. Средняя зарплата тогда была 300 долларов в месяц, а сегодня - 50 долларов. Может быть, мой проект, который на суде был признан мошенническим, в самом деле нельзя было осуществить?

Но тогда почему же спустя два года он был реализован в Астрахани? Кстати, построенные там сухогрузы продаются тем самым фирмам, с которыми у меня в свое время были заключены контракты. В Астраханской области смогли наладить выпуск этих торговых судов. А в Нижегородской области сегодня есть только один современный сухогруз, да и тот в виде модели, которая до сих пор хранится у меня в кабинете.

По приговору суда я был признан виновным в расхищении 2 млн. долларов и приговорен к 6 годам колонии общего режима. В конце всего этого судебного марафона Верховный суд, под влиянием первого вице-премьера Немцова, оставил приговор без изменения, но признал меня и Кислякова виновными в хищении лишь 50 тысяч долларов. Итого, получилось, что Климентьев, чье состояние в 1995 году составляло порядка 100 млн. долларов, украл 25 тысяч долларов. Примерно столько стоят медные ворота Навашинского завода. Стали бы вы красть 1 рубль, если бы на руках у вас было 4 тысячи рублей?

Но Нижегородской области действительно был нанесен ущерб. Из областного бюджета пришлось возвращать 18 млн. долларов кредита плюс 2 млн. долларов по процентам. А в целом область потеряла на этом деле около 100 млн. долларов, поскольку обесценился перспективный завод и было сорвано производство сухогрузов. Тысячи акционеров завода, его работники и жители Навашино, также пострадали в результате этого преступления. Зато прокурор Шевелев получил квартиру в центре города стоимостью ориентировочно в 160 тысяч долларов. Улучшил свои жилищные условия и понятливый судья Попов.

Меня часто спрашивают, верю ли я в то, что правда по этому делу восторжествует. Некоторые говорят, что настанет час, когда людям из окружения президента понадобится компромат на Немцова, и тогда Генеральная прокуратура проявит интерес к делу о "навашинских миллионах". Вот это вечное ожидание "нужного часа" особенно противно. Я считаю, что если человек совершил преступление, то надо заниматься его делом немедленно. А люди, которые скрывают преступление, должны быть подвергнуты уголовной ответственности за сокрытие преступления. Причем, это касается не только Немцова. Есть еще прокурор Шевелев и следователь Денисов, которые также, по моему мнению, преступили уголовный закон.

Дело против них два года находится в суде. Его целый год не рассматривали, потом судья прочитала документы, схватилась за голову и ... не рассматривает его еще год. Представляете, один день суда и год перерыв! И никто, ни председатель областного суда Воробьев, ни "независимый" судья Попов, этого как будто не замечают. Вот почему я говорю, что в Нижегородской области, как и по всей России, нет независимой судебной власти. Поэтому так важно, чтобы хотя бы один человек боролся против этой системы, воздействуя на нее гласностью, через общественное мнение.

Кроме того, в конце 1998 года я обратился с жалобой по этому делу в Европейский суд. Только в этом году подошла очередь для рассмотрения судебных дел по России за 1998 год. Раньше европейских судей больше интересовали нарушения прав человека в Чечне. Но в этом году они выносят свой вердикт по претензиям группы "чернобыльцев", затем - по одному нашему бизнесмену, а после него - по моему делу. По крайней мере, мне обещали, что мое дело будет рассмотрено до конца 2003 года.

В своей победе я почти уверен. Дело в том, что я имею право присутствовать в суде, где меня судят. Я написал ходатайство, чтобы меня привезли в суд, а в кассационной инстанции мне отказали. Это - нарушение конституции России и Пакта о правах человека. Второй момент: я имею право допрашивать свидетелей обвинения и защиты. Свидетели из Норвегии, которые показывали против меня и которые показывали за меня, на суде не допрашивались, но показания свидетелей обвинения были занесены в дело. Это полностью противоречит Европейской конвенции.

И третий момент: обвинения должны быть изложены на понятном языке. Но у меня в деле 600 страниц на английском и норвежском языке, которые до конца суда так и не были переведены. Два года назад Верховный суд отменил приговор по делу, в котором было одно подтертое слово на иностранном языке. А у меня - не слово, не строчка, а 600 страниц! Так что я ожидаю положительного результата.

Чего я конкретно жду от решения Европейского суда? Ни о каком взыскании денег здесь речь не идет. Я хочу, чтобы высокий суд квалифицировал действия судьи Попова и кассационной инстанции как нарушение прав человека. Если это будет подтверждено, значит, люди, вынесшие мне приговор, нарушили конституцию страны и международные законы. Решение Европейского суда обязательно и подлежит к исполнению в России. Пусть тогда председатель Верховного суда выносит протест на приговор по моему делу.

К сожалению, без решения Европейского суда добиться защиты своих прав в нашей судебной системе невозможно. Нижегородскому районному суду хватило недели, чтобы во время выборов отобрать у меня ребенка. Но ему не хватило двух лет, чтобы рассмотреть дело против прокурора Шевелева. Зачем тогда судиться? Когда дело решается в их пользу, оно рассматривается быстро. Когда не в их пользу - оно длится вечно. Судья Попов, являющийся заместителем председателя областного суда, может сколько угодно рассуждать о правах человека и демократии. Но когда идет заказной судебный процесс, он с легкостью нарушает права подсудимого.

Это видят и молчат адвокаты, вступающие в сговор со следователями и судьями. Не возмущаются даже наши правозащитники, считающие себя продолжателями дела Сахарова. Такое впечатление, что это касается только тех, кто попал в судебную "мясорубку". Но ведь я только один из многих людей, которые прошли через наш суд - "самый гуманный и справедливый суд в мире". Поэтому я бы хотел, чтобы вердикт Европейского суда стал бы не столько оправданием бизнесмена Климентьева, сколько осуждением системы судебного произвола и беззакония.
»


О чиновниках[править]

« Как сделать так, чтобы чиновники делали свою работу и не воровали? Когда я шел на выборы мэра или губернатора, то городские и областные чиновники пугали население и самих себя: "Вот придет Климентьев и всех нас разгонит!". На своих встречах с избирателями я на это отвечал: "Тех, кто делает дело, я не только не трону, но и зарплату им прибавлю. А на тех, кто ездил на народе, я сам ездить буду". После таких слов люди часто мне аплодировали.

Я думаю, что прежде чем менять чиновников, надо изменить систему их работы. Тогда многие начальники сами откажутся от своих должностей. Задаешь такому начальнику программу действий, ставишь перед ним конкретные задачи и требуешь исполнения точно в срок. Один раз не справился, второй раз напутал, в третий раз - полный провал. За это ему должна быть либо тюрьма, либо такой штраф, чтобы он до конца жизни его выплачивал. Тогда он сам побежит с насиженного места, как будто его обварили кипятком.

Слабость нынешней власти в том, что чиновники занимаются не своим делом, ни за что не отвечают, но регулируют денежные потоки, не забывая про свой карман. Таких любителей кормушек терять не только не жалко, но и необходимо. А на их место придут другие люди, способные решать новые задачи и добиваться нужных результатов. Ведь это только чиновники у нас думают, что их некем заменить. В наших общих интересах качественно обновить систему власти, чтобы они доказывали свою незаменимость где-нибудь в другом месте.
»


Об инвесторах в 90-х[править]

« Немцов любил повторять, что наша область лидирует по объему инвестиций в России. На самом деле в середине 90-х годов лидером по привлечению инвестиций была Новгородская область во главе с губернатором Прусаком.

Но центральные телеканалы постоянно путали название областей, и приписывали чужие достижения более "раскрученному" Немцову.

Однажды при моем содействии в область пришло три или четыре миллиона долларов из Европы. Тогда я сказал ему: "Боря, я принес тебе больше денег, чем все твои так называемые инвесторы вместе взятые"
"Между властью и тюрьмой"
»

.

Интересные факты[править]

  • В юности Климентьев посещал подпольный салон любителей джазовой музыки, организованный в свой квартире преподавателем научного ленинизма, где и познакомился с Борисом Немцовым.
  • Называет себя "человек с Марса", мотивируя тем, что так его назвали в одном из материалов официальной советской газеты "Горьковский рабочий".
  • Если верить тому, что писали в горьковских газетах во время процесса 1982 года, Климентьев и его братья существовали исключительно на доходы от нечестной игры в карты и продажу порнографических кассет, которые они к тому же использовали для совращения юных и невинных девиц. Сам Клименьев утверждает, что основным источником его благосостояния тогда был строительный бизнес, в карты он играл не более чем ради интереса, а в его домашней видеотеке были те фильмы, которые спустя 10 лет заполонили экраны наших телевизоров.
  • Процесс Климентьевых, несмотря на освещение в прессе, был закрытым, поэтому неудивительно, что это дело скоро обросло слухами и мифами. Говорили о том, что на расправу "органам" братьев отдал несостоявшийся зять Брежнева иллюзионист Игорь Кио, который не смог им простить своего крупного проигрыша в карты. Также в одной из газет было сообщено, что в своем последнем слове Андрей Климентьев будто бы сказал: "Граждане судьи, не надо меня судить по советским законам. Лучше отпустите меня в Америку или в Европу. Я везде заработаю и везде проживу". За это идеологически вредное заявление суд вместо 4-х лет заключения, которые он, якобы, собирался дать вначале, назначил крайне суровое наказание в виде 8 лет лишения свободы.
  • По его словам Климентьева, в середине 80-х гг. он сидел в Читинской области недалеко от того места, где находится колония, в которой ныне пребывает Ходорковский, а из 7 лет, отбытых на зоне, он в общей сложности около года провел в штрафном изоляторе.
  • Когда в 1998 году Климентьева сняли за день до выборов, это породило такую мощную протестную волну, которая должна была накрыть с головой оставшихся фаворитов. В результате пришлось объявлять недействительными 10 тыс. бюллетеней (необычайно высокий показатель для Нижнего Новгорода), чтобы отбросить кандидата "против всех" на третье место. Характерно, что очередной номер журнала "Итоги" вышел тогда с фотографией Климентьева на обложке и заголовком "Кандидат "Против всех" победил Кремль".
  • Одним из последних обвинений против Климентьева стало то, что он был замечен разъезжающим в антикварной карете Пушкина по району Большого Болдина. Эти сведения распространила газета "Ленинская Смена".

Официальные ресурсы[править]

Смотрите также[править]