Гибридная война


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск

Гибридная война (в действительности скорее гибридная политика, так как подразумевает целый комплекс мер, лишь иногда с силовой составляющей) – способ отстаивания конкурентной позиции своего сообщества преимущественно через блеф, иллюзии, подлоги, запугивание, подкуп и заключение договоренностей с преднамеренной целью их нарушения для введения соперничающих сторон в заблуждение.

Суть явления[править]

« Пусть не по правилам игра
строчка из песни о питерских милиционерах
»


Подразумевает практически полную неограниченность средств достижения желаемых стратегических целей, обосновывающуюся набором тезисов вида «раз вы так против нас, то и мы тоже так будем» - при этом противнику нередко приписываются те меры, к применению которых планируется привлечь собственных сторонников. Является следствием и внешнеполитической и внутриполитической слабости, когда власти не могут обеспечить успешную кооперацию населения; в сочетании с доступом к значительным ресурсам и возможностям их неограниченного перераспределения «к точкам прорыва».

Лучше всего понять тактики гибридной политики помогают методы микроистории, скрупулезно фиксирующие возможно более исчерпывающую картину событий и методов вокруг одного конкретного субъекта либо объекта.

История из нижегородской гибридной политики[править]

Ответ Анне Степановой - постановление из прокуратуры. Незаконная корректировка подписных листов установлена...
...но дело возбуждено не будет
один из подписных листов до сдачи в избирательную комиссию
Этот же лист после работы с ним избирательной комиссии. Паспорт 755 606 превращается в несуществующий 765 606
Еще один подписной лист за Степанову перед его подачей в избирком
Этот же лист после избиркома. 101 легким движением руки превращается в 104 и Анна не проходит на выборы
Анна Степанова, соратница погибшего политика и нижегородского губернатора Немцова, фиксирует очевидные нарушения на выборах и спустя несколько месяцев получает ответ на свое обращение в прокуратуру. Следственный комитет подтверждает, что нарушения были – и, тем не менее, отказывает в возбуждении уголовного дела. Хотя с точки зрения закона налицо нарушения принципов формирования законодательного органа власти, достаточные для следственных действий по ним вне зависимости от того, повлияли «бы» они на исход выборов, или нет. Ведь сотрудники администрации, допускающие и, более того, покрывающие трюки соответствующего уровня очевидно достигли такого градуса готовности к служебным подлогам, что могут представлять опасность для «обслуживаемого» своими административными сервисами общества. А они вместо этого ставятся на ключевые позиции в организации избирательного процесса, а именно – в избирательные комиссии, куда «не так-то просто попасть».

Обстановка на 27.08.16[править]

Анна Степанова сформировала и отправила официальный документ - жалобу на отказ следственного управления о возбуждении уголовного дела по факту грубых нарушений в работе избирательной комиссии.

Культурный код истории Степановой[править]

В истории и с манипуляциями вокруг допуска Степановой к кандидатству и с их оценкой органами следствия налицо действие пресловутого «культурного кода». Производя действия «против «опасной» оппозиции», сотрудники органов власти разных уровней и сочувствующие этим их практикам индивидуумы с разной степенью искренности считают, что «защищают наш патриотизм». «Повышенную общественную опасность», в рамках этого мировоззрения, представляют не служебные подлоги, и не коррупция и не должностной произвол, а попытки повлиять на властные процессы иначе, чем благоугодными воззваниями либо анонимными доносами (призывами к репрессиям), либо какой-то промежуточной формой этих двух жанров. Что же до служебных нарушений, то они, как «малые грехи», такие как воровство или подлог, иногда допустимы, особенно если совершаются коллективно, «коллегиально» (классическое корпоративное размывание ответственности) и с целью «противодействия вражеским силам». И такой механизм абсолютно рационально осознается любым более-менее думающим лидером и гибридно используется в мобилизационных целях – когда надо прикрыть собственные экономические провалы «борьбой с врагом».

Это интересно[править]

Незадолго до убийства Немцова на Анну Степанову было совершено странное своей заведомой неудачностью нападение, что было оценено в публикациях как предупреждение в адрес самого Немцова.

Методы противодействия тактикам гибридной политики[править]

Основным методом как исследования, так и противодействия является применение микроисторического подхода. При накоплении массива историй, становится возможным провести и количественный и качественный анализ гибридных методов на таком уровне обоснованности и точности, что его результаты становятся массово доступным способом воздействия в информационном поле.

Методы противодействия тактикам гибридной войны[править]

Гибридная война старательно бравирует применением оружия в тех точках, где это выглядит выгодным, но в действительности скрывает за блефом слабый конкурентный уровень, потому что сам переход к гибридным действиям является следствием тяжелых сложностей на полях «обычной конкуренции». Сообщества с высоким уровнем самоорганизации и самообороны крайне сложно подвергнуть гибридному воздействию без тяжелейшего ответного ущерба. Дополнительной мерой защиты являются высокопрофессиональные отряды быстрого реагирования, способные точечно и максимально быстро нанести удар по командным центрам организации гибридных действий на местах.

Риски гибридной войны[править]

Основным риском для проводящей стратегию гибридной войны стороны является постепенная, но глубокая и долгосрочная драматическая потеря репутации как в мире, так и в собственном обществе. Характерный пример – Византия. Большое число отравлений противников власти, чрезмерно изощренные политические тактики и завышенные налоги вкупе с постоянными утверждениями о действиях в пользу величия империи константинопольских правительств привели к такому уровню потери репутации, что горожане в основном переехали в Италию, а селяне без сопротивления встретили закономерных покорителей такого рода общества. Уровень недоверия к прежней власти был таков, что десятки народов Анатолии, так и не сформировавшие общности и в эллинистическую, и в римскую, и в константинопольскую эпохи по историческим меркам быстро создали вместе с завоевателями из Средней Азии более-менее целостный турецкий народ.

Гибридная политика может проявиться в самые разные исторические эпохи и условия, но и в схожие времена идентичных рецептов «что с этим делать» чтобы «окончательно не самодискредитироваться и в перспективе не развалиться» у разных, даже соседних, сообществ нет. Происходит это от того, что действительные силовые линии власти чаще держатся не на записанных в законах «установочных» нормах, а на особенностях восприятия людей в определенном природном регионе и с определенным социально-экономическим опытом. Можно до упора настаивать на собственном патриотизме – если речь о сообществе, более актуализированном на националистическое мировосприятие; или на приверженности интересам революции и прогресса, если речь о скорее социалистическом обществе – и делать что угодно, в рамках достигнутого социального положения. Как правило, децентрализованные сообщества более устойчивы к рискам разрастания гибридности, чем централизованные. Так, заказные убийства и аморальность Медичи едва не погубили католицизм и вызвали рождение и рост протестантизма, а вот такого записного мерзавца, как Никсон – удалось «ссадить» из Вашингтона довольно-таки если и не просто, то малозатратно, опираясь всего лишь на ближайшие альтернативные центры децентрализованной власти.