Вера Давыдова


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Вера Давыдова

Вера Давыдова (1906 — 1993) - певица.

Пред вашей русской красотой Всегда невольно сожалею, Что вас не написал Крамской Для Третьяковской галереи. Но время не помчится вспять… И мне одно лишь утешенье: Крамской не смог бы написать Чарующее ваше пенье… Эти поэтические строки адресованы выдающейся русской певице прошлого века Вере Александровне Давыдовой.

Ее голос называли божественным, бархатным, уникальным. Его обладательница многие годы украшала сцену Большого театра, и ее имя стояло среди звездной россыпи имен на афишах – таких как Барсова и Обухова, Лемешев и Козловский, Рейзен и Максакова. Одновременно с их голосами звучало драматическое меццо-сопрано Веры Давыдовой. Она родилась в Нижнем Новгороде 17 сентября 1906 года. Родительский дом стоял на Ошарской улице, рядом с домом Барабейчика – отца знаменитого впоследствии пианиста и дирижера Исайи Добровейна. Ее дед происходил из дворянского рода, несколько раз избирался в городскую думу. Отец Александр Александрович Давыдов служил старшим землемером губернского лесоводства. Мать Софья Ивановна Никитина – из старинного рода Пожарских. В семье Давыдовых было пятеро детей, Вера была младшей. Отец часто пропадал на нижегородской ярмарке, изменял жене. В отчаянии Софья Ивановна забрала Верочку и уехала на Дальний Восток к сестре. Здесь, в Николаевске под влиянием своего отчима Вера стала заниматься музыкой. «Самые блаженные минуты были, когда я дома оставалась одна и можно было петь. А на Амуре я поднималась на вершину сопки и пела громко, самозабвенно». По совету друзей в 1924 году Давыдова поехала в Ленинград поступать в консерваторию. На первом же прослушивании профессор был поражен красотой и силой голоса абитуриентки: «В Вашем голосе и Волга-матушка и Амур-батюшка…». Осенью 1924 года Вера Давыдова стала студенткой вокального отделения Ленинградской консерватории. Здесь же познакомилась с талантливым студентом из Грузии Дмитрием Мчелидзе, за которого вскоре вышла замуж. Вместе они закончили консерваторию, и в 1932 году оба были приглашены в Большой театр. Дебютировала Давыдова на его сцене в опере Верди «Аида» в партии Амнерис, сразу же поразив партнеров и зрителей красотой внешнего рисунка героини, единством музыкального и драматического образов. Одна за другой последовали новые партии – Кармен, Любаша в «Царской невесте», Марфа в «Хованщине», Марина Мнишек в «Борисе Годунове», Любава в «Садко», Далила в «Самсоне и Далиле»… Вера Давыдова была одной из лучших Кармен на отечественной сцене. Многие считали ее образ совершенным, ибо артистка сумела гармонично сочетать вокальную линию Кармен с необузданным темпераментом Карменситы. «Кармен Давыдова – это неукротимая стихия. А голос! Что за прелесть этот голос! Его без конца можно слушать и наслаждаться!» – писал музыкальный критик. Четверть века украшала Вера Давыдова сцену Большого театра. Певица-труженица, она имела громадный камерный репертуар, с которым выступала по всей стране и за рубежом. Дважды певица избиралась депутатом Верховного Совета РСФСР. Красивая женщина, она всегда была на виду и против своей воли становилась объектом пристального внимания сильных мира сего. Высокая, статная красавица Вера Давыдова нравилась И.В. Сталину. Сама Вера Александровна так написала в своих воспоминаниях: «Все знали, что Сталин ни одного моего спектакля не пропускал. Однажды выхожу, около служебного входа стоит машина. Приглашают садиться… Молча сажусь… Приезжаем на дачу. По лестнице поднимаюсь наверх и вижу… стоит сам Сталин. Я так разволновалась: «Что такое?.. Почему меня вдруг к Сталину привезли?».. А он говорит: «Вера Александровна! А Вас не удивляет, что каждый раз, когда Вы поете Кармен, Аиду или Амнерис, я всегда прихожу в театр и сижу на одном и том же стуле?..». «А почему я должна удивляться?..». А он: «Так вот, я должен Вам сказать, что сижу и, как мальчишка, ревную. Вас обнимает один Хозе, другой Хозе… Мне прямо на сцену выскочить хочется и дать им хорошенько!..». Я говорю: «Иосиф Виссарионович, это же театр… Когда мы обнимаемся, это всего лишь техника сценического действия…». А он: «Это хорошо, а то я не на шутку разволновался…» Когда меня привезли домой, мой Дмитрий ходит по комнате туда-сюда… Я ему все рассказала как на духу. Он схватил меня за руку: «Веруша, давай попрощаемся, теперь тебя арестуют…». И мы все время жили в постоянном страхе ареста». Вера Давыдова неожиданно для всех оставила сцену – весной 1956 года она в последний раз спела свою любимую партию Амнерис в «Аиде», в которой дебютировала в Большом театре.