Алёна Арзамасская


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Алена Арзамасская (Эрзямассонь Олена), женщина-атаман отряда во время крестьянского восстания под руководством С. Разина; ранее была монахиней («старицей»), по происхождению —крестьянка Выездной Слободы у г. Арзамас.

Алёна Арзамасская (? — 1670) - организовала восстание, выступив в поддержку Степана Разина.

Не известны ни фамилия, ни отчество атаманши Алёны. Свидетельства о ней — это всего лишь две «отписки» царских воевод да несколько упоминаний в книгах ее современников-иностранцев, свидетелей подавления «разинщины». Но народная память сохранила рассказы о подвиге этой русской Жанны Д'Арк — простой крестьянки, которая села на коня, взяла в руки оружие и повела тысячи людей в битву за справедливость. Как и Жанну, Алену тоже предали, объявили колдуньей и сожгли на костре.

Алёна родилась в семье крестьянина из Выездной слободы, что под Арзамасом. В молодости ее насильно выдали замуж за пожилого человека. Оставшись вдовицей, она постриглась в монахини в арзамасском Николаевском женском монастыре. Здесь Алена обучилась грамоте и узнала секреты народного врачевания. Но монастырский быт тяготил ее, поэтому в самый разгар разинского восстания «старица» ушла из обители, и, собрав вокруг себя крестьян, осенью 1670 года двинула свой отрад к Темникову на соединение с войском донского казака Федора Сидорова. По дороге к ней присоединялось множество крестьян мордовских, татарских и русских деревень, так что в конце пути собралось их около 6 тысяч. Почти два месяца Алёна и Фёдор вместе с городским кругом управляли Темниковом, решая дела по справедливости. Тем временем над восставшими сгущались тучи. Главный гонитель и палач разинцев князь Юрий Долгорукий послал против них войско во главе с воеводой Лихаревым. 30 ноября в пятнадцати верстах от Темникова у села Веденяпино повстанцы потерпели поражение, и в оставшийся почти без войска город был послан с отрядом голова Волжинский. Городские «лучшие люди» вышли к нему с иконами, крестами и тридцатью сорока рублями и били челом, чтобы он простил их за то, что «у воровских людей были поневоле». Когда Волжинский вошел в город, последние горстки восставших отчаянно обороняли воеводскую избу и собор. Алена укрылась в соборе, продолжая отстреливаться из лука. Она расстреляла все свои стрелы и, увидев, что дальнейшее сопротивление невозможно, отвязала саблю, отшвырнула ее и с распростертыми руками бросилась вниз к алтарю. В этой позе ее и обнаружили ворвавшиеся в храм солдаты. Описывая эту женщину в военных доспехах, одетых поверх монашеской рясы, наемник-иностранец восхищенно сравнивает ее с амазонкой. Она превосходила мужчин своей необычайной отвагой и силой: во всем войске Долгорукого не нашлось ни одного человека, который смог бы до конца натянуть принадлежавший ей лук! …4 декабря в город вступил с войском и сам царский воевода князь Долгорукий. За две версты от городских ворот его встречали протопоп, священники и «темниковские всяких чинов люди» с иконами и крестами. Позади этой процессии вели связанных одной веревкой «вора и еретика старицу, которая воровала и войско себе збирала, Алёну, Федора Сидорова, поддержавших восстание попов Савву и Пимена и еще 15 повстанцев». Приговор воеводы был беспощаден: приведенных к нему мятежников он велел повесить на Рябчиковой горе за рекой Мокшей. А Алену вместе с ее «воровскими письмами и кореньями» сжечь в срубе на главной площади Темникова. «Русская Жанна Д'Арк встретила смертный приговор спокойно, а пытки перенесла столь мужественно, что ее палачи были потрясены и распустили слух, что Алена — колдунья, потому и не чувствует боли. «Ее мужество проявилось и во время казни, когда она спокойно взошла на край хижины, сооруженной по московскому обычаю из дерева, соломы и других горючих вещей, и, перекрестившись, смело прыгнула в нее и захлопнула за собой крышку. И даже когда все было охвачено пламенем, она не издала ни звука». Расправившись с неукротимой Алёной, каратели пытались уничтожить и саму память о ней. Долго потом в народе передавались последние слова идущей на костер героини: «Если бы сыскать поболее людей, которые поступали бы, как им пристало, и бились так же храбро, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять!» А еще на месте казни не нашли даже цепей, поэтому в народе затеплилась вера, что Алена спасена, жива и вот-вот снова сядет на коня… И она вернулась! Через века образ народной заступницы воплотился в произведениях Дмитрия Кедрина, Василия Шукшина, Сергея Злобина и картинах нижегородских художников Сергея Сорокина и Галия Надеждина.