Геннадий Болонин


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Геннадий Болонин

Геннадий Васильевич Болонин (1945) - главный конструктор ЦКБ «Лазурит»

Случилось непредвиденное: при погружении в морские глубины батискаф «Приз» оказался в ловушке, попав в оборвавшиеся рыбацкие сети неудачливого сейнера и запутавшись в них. До поверхности было сто девяносто метров, никакие попытки подняться не принесли успеха. Опутанный сетями и тросами, глубоководный аппарат застыл в недвижности в бухте Березовской у берегов Камчатки.

Самым старшим по возрасту в экипаже из семи человек был Геннадий Васильевич Болонин, конструктор батискафа. Он знал, что положение почти безнадежное, однако паника или даже растерянность — это верная и скорая гибель. Старый морской девиз «Погибаю, но не сдаюсь» помнили в экипаже все. Надежда на помощь все же оставалась. Но кто мог откликнуться на «SOS», если вблизи не предполагалось ни одного судна? Холодные пространства Берингова моря безлюдны. И все же, лучше ждать, чем заранее приговорить себя к смерти. У старшего было моральное право сделать все возможное, чтобы экипаж не расслабился и никто в терпящем бедствие батискафе не потерял самообладания. …Геннадию Васильевичу оставалось несколько недель до своего шестидесятилетия. Он родился в победном 1945 году в Сормове. Отец его работал на авиазаводе, в 1949 году был арестован и только через десять с лишним лет реабилитирован. Так что, естественно, и вся семья хватила лиха. Все же Геннадий сумел окончить среднюю школу, а затем поступить на кораблестроительный факультет Горьковского политехнического института. В Центральное конструкторское бюро «Лазурит» он поступил молодым конструктором, и работа там захватила его настолько, что без нее он утратил бы смысл жизни. Занимаясь оборудованием и совершенствованием подводных аппаратов для исследования морских глубин, Болонин стал одним из крупнейших специалистов этого дела в мире… В ситуации, которая представлялась тяжелейшей, вполне логичным было произвести расчет времени, отпущенного судьбой. Болонин взялся рассчитывать. Погружение планировалось на четыре часа, но теперь предстояло просто выжить. Два российских судна безуспешно пытались освободить батискаф с помощью якорей, однако тросы лопнули. На всех в батискафе имелось несколько литров воды, немного крошева из сухарей и самое ценное — семь банок с поглотителем углекислоты. Именно количеством поглотителя и определялся срок существования невольных затворников на глубине. Необходимо было строго регламентировать жизнь экипажа, чтобы продержаться как можно дольше. Итак, два глотка воды и десять-пятнадцать граммов сухарей на каждого в сутки. Емкость с углекислотным поглотителем открывали лишь тогда, когда создавалась угроза потерять сознание. Все члены экипажа обессилели до такой степени, что эту «консервированную» банку могли открыть лишь вдвоем. Кончалась электроэнергия. Вахту продолжали нести неукоснительно. Миновали сутки, вторые, третьи… «Погибаю, но не сдаюсь!» — они выполнили этот флотский завет, известный еще со времен первого государя Руси Ивана III. Так отвечали врагу осажденные русские крепости, так потом сигналили в ожесточенных сражениях отбивающиеся до последнего выстрела русские корабли. Спасение пришло. Выручил подоспевший в крайний момент английский глубоководный аппарат «Супер-скарпион», который с помощью манипуляторов сумел разрезать смертельные путы. В тот счастливый час на море был штиль, и десятки кораблей окружили место катастрофы. Наш батискаф показался из воды прямо посередине международной эскадры, приветствующей и спасенных, и спасителей. Экипаж вышел наружу, держась по-флотски достойно, хотя слабость и голод валили с ног. Сохранили лицо, выдержали неимоверно трудное испытание, что продолжалось семьдесят восемь часов. Их всех наградили Орденом Мужества, указ был подписан Президентом России В.В.Путиным 4 сентября 2005 года. В день своего шестидесятилетия Геннадий Васильевич получил такое поздравление: Мы все поднимем наши чаши За мужество и счастье Ваше И за удачливость в судьбе! Именно так — не за везение, а за удачливость. Это вернее. Потому что силу воли едва ли можно назвать везением. А ее достаточно у нынешнего главного конструктора ЦКБ «Лазурит» Геннадия Васильевича Болонина.