Василий Баранщиков


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск

Василий Баранщиков(1755 — ?) - вынужденный путешественник

Нижегородский купец Василий Баранщиков, возможно, был первым из русских людей, открывшим для соотечественников во второй половине XVII века Америку. Знание испанского, турецкого, итальянского языков, а также копирование для книги с собственного тела одиннадцати клейм подтвердили достоверность семилетних странствований в трех частях света нижегородского страстотерпца.

Родился он в 1755 году в купеческой семье. Рано лишившись родителей, получил скудное образование. На хлеб насущный хваткий молодец стал зарабатывать вместе с братьями, организовавшими в Нижнем торговую артель. Баранщиковы развозили по ярмаркам в российской глубинке кожевенный товар. Удачно продав весной 1780 года в Ростове сафьян, юфть и выдубленные шкуры, Василий был начисто обобран подпоившими его попутчиками. Чтобы расплатиться с кредиторами и не пустить по миру семью, он отправляется в Петербург в надежде на хороший заработок. Крепкого мужика берут матросом на торговое судно, где он грузит мачтовый лес для отправки во Францию. Во время остановки в Копенгагене его хитростью заманивают на датское судно, идущее в Вест-Индию. На острове Святого Фомы закованного в цепи пленника обращают в лютеранство под именем Мишеля Николаева и заставляют служить в колониальной армии. На чужбине Василий тосковал не только по родине, но даже по домашнему печёному хлебу – невольников кормили тошнотворной смесью из бананового мякиша, смолотого кофе и плохой муки. Вскоре комендант продал неблагонадежного «руса» губернатору Пуэрто-Рико. Так Баранщиков оказался в испанской колонии в Южной Америке. Нехватка пресной воды, нестерпимо жалящий гнус, от укусов которого вздувалась расчесанная до волдырей кожа, доводили до изнеможения. На кофейных плантациях под раскаленным солнцем и злобными взглядами надсмотрщиков с плетками из бычьей кожи не выдерживали даже привыкшие к жаре негры. ]Нижегородцу не с кем было и словом обмолвиться на родном языке, лишь молитвы да мысленные послания к близким не позволяли его забыть. Яростная мечта вернуться на родину не давала Василию отчаяться и пасть духом. Два года мучился он в рабстве у испанского генерала, пока однажды супруга губернатора, которой понравился красивый, мускулистый пленник, не узнала, что у двужильного русского есть на родине жена и трое малолетних детей. К тому времени Баранщиков уже понимал по-испански и сумел объясниться с сентиментальной генеральшей. Воспользовавшись своим высоким положением, женщина помогла ему получить паспорт и посадила на корабль, идущий в Геную. Вот тут-то бывший купец и попал из огня да в полымя. У берегов Туниса судно захватили пираты. На их галере нижегородец под страхом казни принял ислам и стал собственностью капитана, державшего путь в турецкий порт Хайфа. Из Мишеля узник превратился в Селима. Но, обращаясь к своему Богу на родном языке, молил он его даровать свободу многогрешному рабу Василию. Несчастный путешественник попытался сбежать, но был пойман и «больно бит шамшитового дерева по пятам палками, и не мог ходить более месяца, но ползал». Однако, поправившись, Василий бежал вновь, и уже удачно: помог грек – капитан стоявшего в порту судна. С его палубы Баранщиков ступил на пристань Стамбула, от которого до родины было рукой подать. Но в российском посольстве бродягу даже слушать не стали. Торговец из Гостиного двора, где Василий подрабатывал грузчиком, случайно узнал, что тот беглый. Пользуясь связями, за хорошую мзду он помог потемневшему под тропическим солнцем детине стать стражником при дворе самого султана. Василий был вынужден жениться на турчанке. За каждым шагом его следили, шантажировали, отбирали жалованье. Неотступно думая о России, приходилось изо всех сил изображать из себя правоверного мусульманина. И нижегородец вновь сумел-таки бежать – прямо с дворцового парада в одеянии янычара! После долгих блужданий по Балканам он наконец-то достигает русской пограничной заставы. Василий Баранщиков получает российский паспорт от киевского наместника, который оценил возвращение скитальца на родину как высокий патриотический поступок. Однако в Нижнем Новгороде пропавшего купца ожидали кредиторы и обнищавшая семья. В течение семи лет здесь никто не имел о нем никаких вестей! Городской магистрат постановил: «Взыскать с мещанина Василия Яковлева сына Баранщикова неуплаченные подати и сборы за все время отлучки». В противном случае его грозились отправить на соляные варницы в Балахну. Целый год просидел странник в долговой тюрьме. Ему помог епископ Нижегородский Дамаскин, имевший в Петербурге обширные связи. Баранщиков вновь отправляется в столицу Российской империи, на сей раз с рукописью о своих злоключениях за границей. В конце XVIII века жанр путешествий был весьма популярен среди читающей публики. «Нещастные приключения Василья Баранщикова мещанина Нижнего Новгорода в трех частях света: в Америке, Азии и Европе» издавались четыре раза при жизни автора и, принеся неслыханную известность, позволили ему избежать новой кабалы и позора. Жесточайшие испытания преодолел этот мужественный русский человек, чтобы возвратиться на родину и вернуть себе доброе имя.