Варнава Ветлужский


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Преподобный Варнава, Ветлужский чудотворец

Праведник

В давние времена жил этот праведник и подвижник, уже мало что достоверного сохранилось о нем, да и захороненные мощи его делись неведомо куда. А все же остается до сих пор одним из самых ярких и любимых народом праздников «година Варнавы», который постоянно июньской порой отмечается в скромном районном поселении Варнавино, вставшем на высокой зеленой круче перед зеркально отблескивающей рекой Ветлугой.

Собираются нарядно одетые ветлугаи на Красной горе, поминают святого отшельника старинными песнями да хороводами, молятся на кресты недавно срубленного храма, ставят свечи перед врачующими душу образами. И так ведется уже не первый век. По преданию да по скудным сведениям, пришел Варнава в Поветлужье, в дикий лесной край из Великого Устюга, где был он священником в храме. На трудную жизнь обрек себя пришелец ради веры Христовой, которую задумал распространить в еще не освоенной человеком глуши. Появлялись в округе воинственные черемисы, не однажды навещали Варнаву, но его смиренный вид и приветливость укрощали их гнев, и оставили они в покое безбоязненного пришельца. И какой мог быть вред от него, если птицы садились ему на ладонь и хозяин лесов бурый медведь его не трогал. В заповедной «Ветхой книге», а затем в исчезнувшем при большевиках «Рукописном житии Варнавы ветлужского чудотворца» было написано, как поселился преподобный отец Варнава «на берегу реки на Красной горе в дикой пустыни, в коей жил многа лета, Богу работая во псалмопении и молитвах, питался быльем и вершием дубовым, так как хлеба у него не было по отдаленности пустыни той от жилища человеческого на сто поприщ и больше». Время, когда удалился Варнава в леса, было началом XV века, а отшельничал он 28 лет, построив себе келью. Неспокойно было на окраинах русских земель. Набеги, кровопролитные сечи, пожары нарушали мирную жизнь, обращали созданное в пепел и прах. И, уйдя в ветлужскую глушь, Варнава хотел своей подвижнической жизнью, неустанными молитвами, чудотворными исцелениями немощных отвести от родного края беды и напасти, привлечь добрых пахарей и бортников для заселения необжитых мест, создать на Ветлуге святую обитель. Вот каким он представлен в «Рукописном житии»: «… Высок, сединами благолепными и брадою изрядно умеренною продолговатою украшен саном иерей, нравом зело благопотребен, в словесах сладкоглаголив и всякими добротами духовными украшен…». После кончины Варнавы иноки и ученики построили на Красной горе два храма: во имя Живоначальные Троицы и, над гробом старца, – во имя святого Николая Чудотворца; основали монастырь, названный Троицы Варнавиной пустынью. Здесь, при гробе ветлужского подвижника и стали совершаться чудесные исцеления хворых, о чем распространилась весть по всей Руси. Узнал о чудесах в 1638 году и патриарх Иоасаф. Посланный им на Ветлугу игумен Желтоводского монастыря Пафнутий подтвердил истинность чудес. В следующем году Варнава был канонизирован и вошел в число русских святых. Паломники потянулись к гробнице Варнавы, установленной в Никольской церкви, из Костромской, Вятской, Вологодской, Нижегородской и других земель. Богомольцы собирались в храме перед 11 июня (по старому стилю) – днем памяти преподобного. В 1908 году побывал тут и писатель Михаил Пришвин. Вот что он увидел: «Темнеет в деревянной церкви… Трепещет огонек над гробницей Варнавы. Беспрерывной чередой склоняются над ней и озаряются красным светом лики паломников. Церковь полна. Люди сидят на полу со своими котомками, дожидаются чтения жития святого. Собрались издалека, усталые, мокрые; всю ночь до рассвета будут бороться с дремою. Кто-то в черном кафтане с большой книгой подходит к огню и читает житие… Чтение на всю ночь. Так когда-то давно-давно по всей Руси читали такие жития, во всех церквах. Так воспитывалась древняя Русь». В годы, когда набирал силу воинствующий атеизм, храмы в Варнавине были разрушены, а мощи святого Варнавы Ветлужского извлечены из гробницы и, верно, были бы уничтожены, если бы их не унес и тайно не предал земле где-то на старом кладбище последний варнавинский священник Павел Мегалинский, расстрелянный в 1937 году. Надо надеяться, что наступит время явиться этим нетленным мощам.