Речка Ковалиха


Материал из Энциклопедия Нижнего Новгорода

Перейти к: навигация, поиск
Mys-11036276946sila3.jpg Народные герои одобряют эту статью
Поэтому рекомендуют продолжать текст в том же духе

Речка Ковалиха — малая река в нагорной части Нижнего Новгорода, заключенная в подземный коллектор.

Протекает на месте нынешней Ковалихинской улицы или, в просторечьи, Ковалихи.

История вопроса

В XVII веке по Ковалихе протекала речка, которая на плане 1784 г. трактуется уже как овраг.

Свое начало река Ковалиха брала у Звездинских прудов близ Полевой ул. («Ковалихинская осыпь, Ковалихинская набережная») или даже у Немецкой площади, затем шла по оврагу Бугровского сада, принадлежавшего раньше князю Грузинскому, пересекала Грузинский переулок и Ошару, переходила Варварскую площадь, где был построен сначала мост, а затем дамба, шла по нынешней Ковалихинской улице к кирпичным сараям у Высокова, впадала в р. Старку или Старкову, которая начиналась в местности бывшего Вдовьего дома у Крестовоздвиженского монастыря и вместе с нею текла до Артемьевских лугов у Ельны, где и впадала в Волгу.

Прохождение Ковалихи по коллектору

« Речка Ковалиха ныне представляет собой обычную трапециевидную бетонную штольню, дополнительно укрепленную по всей длине бетонной обмазкой. Что самое интересное, когда попадаешь в Ковалиху, создается полное впечатление, что река не имеет истока - вода словно выступает и сочится из слегка зыбучего песка, устилающего дно, как из губки, которую кто-то слегка выжал.

Главной достопримечательностью Ковалихи, отличающей ее от прочих штолен, является ее портал - довольно обширный бетонный мешок, глубиной малость поболе пары средних человечьих ростов без каких-либо скоб на стенах, в связи с чем процесс заброски и выброски оставляет массу впечатлений. В основном неприятных. В бетонном мешке открывается два хода: один в сторону Ассамблеи - сухой, но замытый песком практически под потолок, и фактически непроходимый, по крайней мере, на сколько хватает луча света от криптоновой лампы; а другой - идущий под улицей Ковалихинской в сторону Белинки. Данный отрезок штольни от портала до Белинки и далее, вплоть до самого устья реки тоже достаточно сильно замыт песком, так что идти представляется возможным только в полусогнутом положении, а кое где и вообще на четвереньках. Причем там, где просвет еще более-менее высок и есть счастливая возможность идти согнутым, а не на карачках, все равно не хватает буквально нескольких сантиметров и ноги полностью выпрямить нигде невозможно, а так и приходиться ковылять на полусогнутых. Этот процесс уже через какой-то десяток метров изматывает и раздражает настолько, что просто некуда деваться, кроме как садится на корточки, макая полы одежды в журчащий поток, и устраивать передых. Впрочем все это было бы не так уж и плохо, если бы обмазка потолка не была наляпана кое-как, словно спьяну, и из нее не выступали короткие и острые, как бритвы, кромки цемента, которые просто невозможно не задевать хребтиной.

Единственное, что спасает, - это узкие и не очень глубокие продухи, через некоторые расстояния выходящие на проезжую часть и вбирающие в себя ливневые лотки. В них можно выпрямиться в полный рост, благо что в сухую погоду воды из лотков нет, но в некоторых полостях места хватает ровно на трех человек в рядок. В одной из таких каверн Савай, расправив плечи и философски поглядев на небо, выдал свою крылатую фразу: «...начинаешь ценить, что человек - существо прямоходящее......» Правда, долго отдыхать, выпрямившись в полный рост, в них все равно невозможно, так как пролетающие наверху по Ковалихе машины на закрывающих полость решетках подкидывает довольно сильно, и каждый раз за шиворот рушится лавиной груда земли и грязи, стряхнутой с внутренней стороны их крыльев, а грохот в замкнутом помещении стоит такой, словно была устроена перестрелка.

Сейчас, в летнюю жару, речка довольно маловодна, но наличие от дна до потолка штольни на всех выступающих из стен предметах - гвоздях, щепках, сучковатых досках, проводах и им подобных неровностях густых бород засохших водорослей, ориентированных по течению, свидетельствует о том, что штольня достаточно часто заполняется потоком воды вплотную до самого верха.

Данный рукав был пройден до улицы Белинского (на проезжую часть которой он выходит парой одинаковых люков-близнецов, добраться до которых изнутри не представляется возможным по причине глубины залегания в два человеческих роста и отсутствия скоб на стенах бетонного мешка), и осмотрен чуть далее (где сильная замытость хода в сочетании с достаточно сильным течением делают его практически не проходимым без «гидры»), насколько хватает луча света, но наличие на этом отрезке достаточно сильного потока чистого уличного воздуха, направленного по течению (в отличие от всей прочей пройденной длины штольни, где он застоявшийся и смрадный от перегнившей листвы), свидетельствует о близости выхода, заканчивающегося, скорее всего, какой-либо трубой, выходящей в наземную часть реки, что протекает в нежилой части оврага, позади шиномонтажных ларьков, скопившихся за Белинкой.

Обратный путь еще более неприятен, так как приходится идти против пусть не очень сильного, но все же довольно шустрого и настырного течения, - разумеется, всё тем же гусиным шагом. К счастью, вода не поднимается выше половины высоты сапог. И так вплоть до портала. Это только со стороны - не важно откуда смотреть: будь то сверху вниз, или снизу вверх, он выглядит легким. На самом деле все дАААлеко не так. Нас спасло только то, что Андрюха по старой привычке хождения по горам прихватил с собой веревку с карабином, которую при входе не забыл прицепить - а то бы точно пришлось сидя внутри ждать ближайшего капитального ремонта штольни!... А всем троим, между прочим, в понедельник утром на работу!...

Когда же мы, наконец, появились наружу (ошалелая реакция на это нескольких особей из случайно подвернувшегося рядом местного населения самого различного возрасту и полу по умолчанию не упоминается), то все разом без всяких раздумий дружно сказали: «Да хрен я еще когда пойду в эту Ковалиху!!!!!!......»

Подытоживая, можно сказать следующее. Во-первых, одному там делать нечего, во-вторых, без альп-снаряги и «гидры» там тоже делать нечего, в-третьих, там вообще делать нечего. И еще фотографировать там практически нечего. А то немногое, что было отснято, - в изрядной мере заслуга усилий трех человек, ибо одному в этом гадюшнике что-то сделать чертовски сложно.

Я не знаю, в ведении «ИЗГ», или какой-либо иной организации находится данный подземный объект, но его техническое состояние на данный момент не выдерживает никакой критики. Хотя стены и потолок, благодаря обмазке, сохранились очень хорошо, несмотря на значительную обводненность, но чрезвычайно сильная замытость песком и дикая захламленность напрочь лишают штольню ее функциональности. Создается полное впечатление, что весь ход воообще ни разу не чистился и не обслуживался со времен постройки. А если штольня, по которой ныне протекает река будет полностью замыта песком, что уже не за горами, то река, которой как ни крутись, надо где-то течь, начнет размывать обширный овраг, по которому проходит улица Ковалихинская, а это совершенно не пойдет на пользу сохранности длинных рядов панельных девятиэтажек, стоящих по обе стороны улицы.

Также из упущений создателей данной подземной конструкции надо отметить то, что обширная входная решетка очень легко заметна на местности и очень легкодоступна - попросту открыта настежь, что вкупе с достаточно большой глубиной гладкостенного бетонного мешка, словно преднамеренно сделанного именно таким, делает портал довольно опасной ловушкой, так как выбраться оттуда человеку без посторонней помощи или каких-либо подручных средств практически не представляется возможным, а расположенные вокруг неподалеку многочисленные детские площадки с уймой любопытной ребятни могут являться замечательными поставщиками потенциальных жертв для искусно спроектированной мышеловки.
"Молодежная Стрелка", нижегородская молодежная газета, (c) "Подземный мир Нижнего Новгорода". Публикуется с разрешения автора. Оригинал статьи - [1]
»


Смотрите также